Бизнес и благотворительность
 Этапы развития благотворительности в России

Этапы развития благотворительности в России

Многие исследователи выделяют несколько этапов развития благотворительности в России. I этап...

Как новое поколение филантропов меняет мир

Как новое поколение филантропов меняет мир

Какие задачи ставят перед собой крупнейшие меценаты современности и как их...

  • Register

Error in function redimToSize: The image could not be resized because the size given is larger than the original image.

Error in function saveImage: There is no processed image to save.

Миссия выполнима: зачем миллиардер Бойко тратит миллионы на параспорт

Миссия выполнима: зачем миллиардер Бойко тратит миллионы на параспорт
Президент инвестиционного холдинга Finstar Олег Бойко (№71 в списке Forbes, состояние $1,4 млрд) рассказал ForbesLife, зачем запустил международный проект по поддержке параспорта

Президент инвестиционного холдинга Finstar Олег Бойко (№71 в списке Forbes, состояние $1,4 млрд) рассказал ForbesLife, зачем запустил международный проект по поддержке параспорта

— Вашему фонду «Параспорт» уже семь лет, большой срок для любого бизнеса и для фонда. Расскажите, как он появился и почему. И как прошел проверку временем? 

— Фонд появился по двум причинам. С одной стороны, я всю жизнь занимаюсь спортом, занимался им на профессиональном уровне, преподавал. То есть спортивная жизнь всегда мне была интересна. С другой стороны, у меня самого повреждение cпинного отдела позвоночника, поэтому проблемы параолимпийцев мне близки и понятны. Так что идея такого фонда очень логична в моем случае. Все крупные бизнесмены занимаются благотворительностью, я выбрал вот такой вариант. И особенно рад, что фонд сделал очень своевременно. Это сейчас наши параолимпийцы на чемпионатах мира занимают первые места в общекомандном зачете, а тогда, в 2005-м, все было иначе. Не было такого уровня поддержки, как сейчас, таких успехов. Большая работа была проделана Параолимпийским комитетом, но и мы внесли скромную лепту.

— Не такую уж и скромную. Вы говорите, что бюджет фонда исчисляется миллионами долларов.

 Это правда. Но, конечно, нужны большие средства. Ведь работа Параолимпийского комитета гораздо более сложная и комплексная, даже по сравнению с Олимпийским комитетом. Нашим спортсменам нужна поддержка большого числа специалистов. Плюс у фонда глобальные, разносторонние задачи, много направлений деятельности. Одно из самых главных — просветительская, идеологическая работа. Мы хотим, чтобы люди с ограниченными возможностями имели признание, уважение в обществе, те же права, что и остальные. И чтобы про их проблемы знали. Чтобы эти люди чувствовали себя достойной частью общества. Мы хотим привлекать внимание к этой теме. Поэтому Параолимпийский комитет совместно с «Параспортом» учредил ежегодную национальную премию «Возвращение в жизнь». Мы устраиваем большое количество мероприятий в разных регионах России. Проводим торжественные приемы для спортсменов-параолимпийцев во время Параолимпийских игр, например в Пекине и Лондоне. 

— А сколько времени вы лично посвящаете «Параспорту»? 

— Я, как основатель фонда, бываю на всех самых заметных мероприятиях. Я общаюсь с тренерами, чиновниками, спортсменами, активистами движения, с представителями Параолимпийского комитета, с иностранными коллегами. Я лично участвую в важных переговорах, стратегическом планировании. В этом смысле управление благотворительным фондом не отличается от управления бизнесом. 

— Много человек работает в вашем фонде? 

— Сотрудников у нас немного, но все они очень упорные, увлеченные люди, самоотверженно занимаются cвоим делом, поэтому так много успевают. Кроме того, с 2006 года я возглавляю Комиссию по развитию параолимпийского движения при Параолимпийском комитете России.

— За это время что-то поменялось в смысле поддержки параолимпийцев и возможностей для инвалидов? 

— Многое поменялось в лучшую сторону. Так, размер призовых для чемпионов Параолимпийских игр уравняли с призовыми олимпийцев. Это правильно, это давно надо было сделать, потому что параолимпийцам сложнее жить и добиваться результатов. Кроме того, финансовая помощь государства улучшилась во многих сферах, появляется много новых спортивных объектов для спортсменов с ограниченными возможностями. И это очень важная вещь.

— Потому что ведь кроме параолимпийцев много тех, кому еще только нужно прийти к занятиям спортом, а для этого должны быть условия. 

— Да, поэтому наш фонд занимается поддержкой не только спортсменов-победителей, но и тех, кто борется, стремится, показывает динамику, хоть и не занимает призовые места. В 2010 году мы учредили специальную премию для параолимпийской сборной России. Так, в Ванкувере премии были распределены между спортсменами, которые не получили призовые места, но вошли в первую десятку, тем самым мы мотивируем спортсменов, которые являются стратегическим резервом на будущее. Первые две премии были вручены двум девушкам — Светлане Ярошевич (лыжные гонки) и Инге Медведевой (горные лыжи). Кстати, Инга тогда сказала, что благодаря этой премии не уйдет из спорта и будет готовиться к Сочи-2014. 

Миссия выполнима: зачем миллиардер Бойко тратит миллионы на параспорт

— Вы следите за судьбами спортсменов? 

— За каждой победой на Параолимпийских играх и даже за квалификацией стоит борьба, преодоление. И конечно, я слежу и за спортсменами, и за успехами нашей сборной. Сегодня российская команда активно готовится к зимним Играм в Сочи, будем надеяться на них. 

— За то время, что вы помогаете параолимпийцам, сложились с кем-то из спортсменов дружеские отношения? 

 Я общаюсь с Михаилом Терентьевым, это генеральный секретарь Паралимпийского комитета, яркий, выдающийся спортсмен и настоящий активист, борец за развитие параолимпийского спорта. Вот он — один из тех, кто улучшает жизнь спортсменов. Я слежу за летними видами спорта, в основном, за плаванием, у нас там сильные спортсменки — Олеся Владыкина, Оксана Савченко — и бывают интересные повороты. В легкой атлетике — Николь Родомакина. Лыжник и биатлонист Ирек Зарипов тоже уникальный человек. Впрочем, в этом спорте любая история уникальная, не оставляющая равнодушным. И каждого хочется поддержать. Поэтому и существует «Параспорт». 

— Как у вас складываются отношения с чиновниками, помогают они вам или лучше бы не мешали? 

— По-разному, конечно. Но мы очень активно сотрудничаем с Параолимпийским комитетом. Там не обычные чиновники работают, а профессионалы, люди, которые занимаются важным делом. Поэтому мы им и оказываем поддержку. Например, мы участвовали в организации первого визита в Россию президента Международного параолимпийского комитета сэра Филиппа Крейвена. Это был важный визит, обсуждались вопросы участия российской сборной в Параолимпийских играх в Пекине и планы развития параолимпизма на территории Российской Федерации. Перед Параолимпийскими играми в Пекине мы провели международный семинар по классификации спортсменов с поражением опорно-двигательного аппарата с целью подготовки российской сборной к старту. Или вот еще пример: сейчас мы вместе с правительством Москвы хотим расшевелить программу «Доступная среда», а то в Москве человек на коляске не может попасть ни в музей, ни на стадион. Мы готовим список объектов, которые должны стать в полном смысле слова общедоступными. И готовы участвовать в финансировании проекта, только необходимо согласовать его с властями. После Москвы, приобретя опыт, отправимся в регионы. Многие страны давно уже завершили эту тему, а мы только начинаем. 

— За время общения с коллегами в других странах вы встречали некоммерческие организации, подобные вашей? 

— Специализированных фондов при параолимпийских комитетах очень много, а вот частный фонд, который бы сотрудничал со всеми, — я больше про такое не слышал. Мы не фонд при Параолимпийском комитете, хотя много им помогаем. Мы частный фонд со своими целями и задачами. «Параспорт» не только российский, это международный проект, мы много помогаем на Украине, например. У нас гуманитарная миссия. Наша цель — помочь людям вернуться к обычной жизни. И неважно, где живут те, кому ты помогаешь. Гуманистические ценности выше политики. А главная наша задача, миссия — популяризация параолимпийского спорта.

— А у вас самого остается время на спорт? Продолжаете заниматься? 

 Да, я почти каждый день занимаюсь в собственном спортзале. Но на соревнования пока не собираюсь, это требует особых тренировок в специально оборудованных залах, регулярных занятий. У меня сейчас большие бизнес-задачи, поэтому я занимаюсь скорее параолимпийским фитнесом, а не спортом. 

— А какие у вас появились направления бизнеса? Известно, что вы проявляете интерес к киноиндустрии.

 Мы традиционно поддерживаем театральные, кинопроекты. Да, сейчас мне интересно кино, например, я продюсирую фильм Роберта Родригеcа Sin City-2 и режиссерский дебют Скарлетт Йохансон — «Летний круиз».

— Как вы оцениваете некоммерческий сектор в России, состояние благотворительности у нас в настоящее время? 

 Мне кажется, уровень поддержки и неравнодушия, социальная ответственность растут, а проще говоря, совесть просыпается. Отношение в обществе к благотворительности меняется, у большего количества людей появляется потребность помогать. В начале 1990-х были легкие деньги и благотворительность была другой — это явление можно было бы скорее назвать гламурным спонсорством. А сейчас среда, люди эволюционируют, и многие добрые дела делаются по зову сердца и убеждениям. И это нормально. Рождается новая культура страны, новый социум, появляются новые традиции после распада СССР, и это естественный эволюционный путь. У нас долгое время был ярко выраженный вакуум, сейчас все встает на свои места. Это не может иметь обратного хода. 

— А что бы хотелось поменять в будущем? 

— Конечно, хотелось бы иметь от государства больше участия, поддержки. И не только от государства, но от всех социальных институтов, истеблишмента. Да, тренд позитивный, помощи стало значительно больше. Я чувствую результат даже по параолимпийскому движению. На прошлой зимней Параолимпиаде в Ванкувере наша сборная заняла первое место по общему количеству медалей. На стадионах становится больше людей, освещение в прессе стало активнее. Но этого недостаточно. Нужно, чтобы создавались культурные традиции, чтобы появились моральные устои. За 70 лет коммунизма все традиции разрушили, их уже не восстановить, поэтому нужно создавать что-то новое. Это необходимо, чтобы люди стали добрее, гуманнее. Чтобы, в частности, переживали и думали о проблемах тех, у кого не так все хорошо.  

 

Современная благотворительность

История благотворительности

Форма входа

Делу гуманности гораздо лучше служат те бизнесмены, которым нравится их занятие, чем те, кто трудится лишь для того, чтоб основать больницу.
Алфред Уайтхед