Бизнес и благотворительность
 Этапы развития благотворительности в России

Этапы развития благотворительности в России

Многие исследователи выделяют несколько этапов развития благотворительности в России. I этап...

Как новое поколение филантропов меняет мир

Как новое поколение филантропов меняет мир

Какие задачи ставят перед собой крупнейшие меценаты современности и как их...

  • Register

Полюс вместо полиса: зачем путешественник Шпаро берет инвалидов в суперэкспедиции

Полюс вместо полиса: зачем путешественник Шпаро берет инвалидов в суперэкспедиции

Ближайшая цель — Южный полюс. Еще никто даже не пытался достичь его на лыжах. А Шпаро и его напарник Борис Смолин ищут сейчас в свою компанию третьего лыжника — с травмой позвоночника. Неинтересно им идти тысячу километров от берега Антарктиды только вдвоем. Они снова хотят быть первыми — ведь еще никогда человек в инвалидном кресле не доходил на полюса. И снова доказать, что в технологии покорения вершин и полюсов главное не позвоночник, ноги или руки, а желание, терпение и железная воля.

«Авария, травма, инвалидность — когда с человеком такое случается, он теряет веру в себя. А наши путешествия ее возвращают, — уверен Матвей Шпаро. — Кто-то сидит-сидит дома, бездействует и вдруг понимает, что раз в инвалидном кресле можно пересечь Гренландию или подняться на вершину, то уж точно можно хотя бы выйти из квартиры и оглядеться вокруг».Трудно представить, чтобы создатель и руководитель сети детских лагерей «Большое приключение» в чем-то сомневался. Даже в московском офисе у него суровый и решительный вид. Ясно, что командовать он привык и хорошо умеет. 

Резюме

Там, где у всех в резюме «зачислен на должность», у Матвея, например в 1998 году, — переход с отцом по дрейфующим льдам через Берингов пролив. Еще в 1989 году Дмитрий Шпаро организовал клуб «Приключение», который имеет статус благотворительного оздоровительного фонда и с 1991 года занимается спортивной реабилитацией инвалидов. В числе реабилитационных мероприятий уникальная экспедиция на лыжах через Гренландию с участием инвалида-колясочника в 2000-м. А в мае-июне 2002 года Матвей Шпаро возглавил группу из 11 спортсменов, достигшую вершины Северной Америки — горы Мак-Кинли на Аляске. В команде — два человека с травмами позвоночника. Матвей не упоминал в интервью подробности экспедиции на Килиманджаро (5875 м), в которой участвовали девочка без руки, трое ребят с высокой ампутацией ноги, абсолютно слепой и двое глухих. Сказал, «она была недостаточно экстремальной».А объяснение, зачем он все это делает, получилось у младшего Шпаро простым и прозрачным: «Хотелось сделать что-то хорошее. Оставить след в истории. Я рос на примере своего отца и всю жизнь очень горжусь тем, что он первым в мире покорил Северный полюс на лыжах. Хочу, чтобы мои дочки могли так же гордиться мной».

Инвалиды в экспедициях используют простейшее оборудование, элементарные приспособления. Совершать путешествия им помогают не ноу-хау или супераппараты, а четкая организация, отношения на равных и опыт Шпаро. «Ничего фантастического, — говорит Матвей. — Разве что сила воли этих людей».

Гренландия

В 2000-м Матвей Шпаро, Борис Смолин и барнаулец с травмой позвоночника Игорь Кузнецов преодолели 660 км от восточного побережья Гренландии до западного, приблизительно по широте полярного круга. Шли 43 дня в полной изоляции от мира, при температуре минус 25–30 градусов. Игорь сидел в специальных санках, отталкивался от снега лыжными палками и еще вез за собой маленькие сани с грузом. Падал, поднимался. Когда дул попутный ветер, как парус, раскрывали парашют. «Да, наш с Борисом груз был тяжелее, но Игорь тоже вез свою часть. Люди с ограниченными возможностями обязательно должны делать что-то сами! — уверен Матвей. — Это главный принцип взаимодействия с ними в экспедициях. Но он универсален. Мне кажется, главное — дать инвалидам возможность работать, помогать себе, приносить пользу. Общество должно подталкивать их к действию. Это касается и инвалидов, и неблагополучных, и многодетных семей, и много кого еще». И вспоминает фильм «1+1», основная мысль которого: инвалидов не надо жалеть, им надо позволить вести обычную жизнь, а дальше они справятся. «Смотрел и думал про Гренландию, когда мы говорили: «Игорь, бегом сюда!» Просто забывали, что он инвалид».

Игорь Кузнецов по сей день успешно занимается лыжными гонками и биатлоном. Он кандидат в сборную страны на ближайшие параолимпийские игры.

Мак-Кинли

Мак-Кинли покорили спустя два года девять профессиональных альпинистов и два инвалида — Игорь Ушаков из Курска и Григорий Царьков из башкирского города Кумертау. Высота — 6194 м, суточный перепад температур — 60 градусов, каждый профи несет по 150–160 кг груза, а общий «вес» экспедиции около двух тонн. Одной только веревки — 4 км. «Все работали как на обычном восхождении, только с учетом участия ребят в колясках, создавали им условия, — рассказывает Матвей. — Один лагерь располагался на расстоянии 2 км от другого. Мы забивали на склоне колья, прокидывали через них 50 м веревки, конец которой Игорь и Гриша крепили к своим саням. Таким образом, вверх они тянули себя сами». Главный принцип соблюдался и здесь. «Наша экспедиция умудрилась впервые в истории использовать для подъема инвалидов на Мак-Кинли участок, по которому обычно спускают тех, кому на вершине стало плохо». 

Оба эти путешествия были не только социальными акциями, но и мировыми супердостижениями. Никогда до этого Гренландию не пересекал инвалид-колясочник. И ни один не поднимался на вершину Мак-Кинли. Ни до, ни после.

Страницы 1 2

 

Современная благотворительность

История благотворительности

Форма входа

Делу гуманности гораздо лучше служат те бизнесмены, которым нравится их занятие, чем те, кто трудится лишь для того, чтоб основать больницу.
Алфред Уайтхед