В России
 Этапы развития благотворительности в России

Этапы развития благотворительности в России

Многие исследователи выделяют несколько этапов развития благотворительности в России. I этап...

Как новое поколение филантропов меняет мир

Как новое поколение филантропов меняет мир

Какие задачи ставят перед собой крупнейшие меценаты современности и как их...

  • Register

Материалы круглого стола «Благотворительность в России»

blago

Под редакцией С. Рубашкиной Введение 6 апреля 2006 года по инициативе Комиссии Общественной палаты по вопросам развития благотворительности, милосердия и волонтерства и коалиции грантодающих организаций Форума доноров состоялся круглый стол Благотворительность в России. В центре обсуждения членов Общественной палаты и экспертов по развитию гражданского общества стоял вопрос — как создать благоприятные условия для благотворительной деятельности в стране, объединив усилия Общественной палаты, благотворительных организаций, государства, бизнеса и СМИ. В настоящее время в России действуют более 5 000 благотворительных организаций.

Они оказывают адресную помощь незащищенным группам населения, информируют общественность об актуальных социальных проблемах, привлекают для их решения внебюджетные средства (корпоративные и частные пожертвования, гранты от иностранных и российских фондов), вовлекают граждан в активную добровольческую деятельность. В то же время белые пятна в действующем законодательстве в области благотворительности, мифы о благотворителях в массовом сознании, невыстроенный диалог между гражданским обществом и властью препятствуют широкому внедрению идей благотворительности в российскую социальную практику. В существующих условиях роль Общественной палаты и, в первую очередь, Комиссии по благотворительности стать мостиком между гражданским обществом и государством, стимулировать изменения в законодательстве и правоприменительной практике, популяризировать идеи благотворительности для вовлечения в благотворительную деятельность широкого круга граждан и организаций. Данная брошюра содержит основные положения выступлений на круглом столе Благотворительность в России.

Она представляет мнения участников о современных тенденциях развития благотворительности в стране; программу действий Комиссии Общественной палаты по вопросам развития благотворительности, милосердия и волонтерства на ближайшие полтора года; предложения о сотрудничестве, поступившие в адрес Комиссии в ходе обсуждения. В. О. ПОТАНИН, член Совета Общественной палаты РФ, председатель Комиссии по вопросам развития благотворительности, милосердия и волонтерства Основные задачи и направления деятельности Комиссии по благотворительности, милосердия и волонтерства Вопросы благотворительности становятся все более значимыми в глазах общественности.

Это очень важно, потому что благотворительность и волонтерство являются кровеносной системой гражданского общества. Многое из того доброго, что есть в стране, делается за счет негосударственных организаций, инициативы частных лиц, их средств, ума, сил, времени. Созданная в рамках Общественной палаты Комиссия по благотворительности ставит своей задачей, прежде всего, создание таких условий в стране, при которых благотворитель чувствовал бы себя максимально комфортно. Чтобы делать добрые дела было, по крайней мере, непроблематично.

Чтобы у человека, решившего помочь в беде или в решении проблемы, не болела голова о том, как пройти различного рода бюрократические препоны и отчитаться перед налоговыми органами за добрые дела. Чтобы поговорка ни одно доброе дело не должно остаться безнаказанным — не встречалась в нашей жизни. Что мы собираемся делать. Прежде всего, установить диалог со всем сообществом благотворителей, с тем, чтобы понимать, — что сейчас на повестке дня, каковы основные проблемы, препятствия, препоны.

И решать их как в области законодательной работы, стимулируя изменение законодательства в этом направлении, так и с точки зрения правоприменительной практики. Например, мы сейчас выдвинули инициативу введения в законодательство понятия эндаументов, то есть фондов, наделенных капиталом. Это важно, потому что позволит создать долгосрочную базу для развития практически любого вида благотворительности, — от поддержки университетов и госпиталей до создания небольших фамильных, семейных, целевых фондов. В целом эта идея получила поддержку президента России.

Среди министерств и ведомств тоже нет большого сопротивления, — обычная бюрократическая, рутинная инерция, которую, я надеюсь, мы в течение этого года преодолеем. По крайней мере, это — один из практических проектов, который мы надеемся продвинуть силами комиссии и Общественной палаты. Что касается различного рода правоприменительной практики и налаживания контактов с теми, от кого зависит деятельность благотворителей, то мы в Комиссии определили круг тех министерств, ведомств и агентств, с которыми чаше всего сталкивается благотворительное сообщество. Это — министерства науки и образования, культуры, здравоохранения, регионального развития.

Практически со всеми их руководителями достигнуты соглашения о встречах и контактах. Какой может быть практический результат от таких консультаций. Это — появление высокопоставленного руководителя министерства (скорее всего, на уровне заместителей министра), у кого в распределении обязанностей было бы формально закреплено взаимодействие с благотворительными организациями. Потому что часто, даже при общем благоприятном отношении того или иного министерства к программам, которые внедряют благотворители по его линии, — конкретно взаимодействовать в министерстве не с кем.

И любой маленький технический вопрос перерастает в проблему, которая не позволяет эту благотворительность оказать. Мы надеемся, что сможем продвинуть решение данного вопроса. Мы не ставим своей задачей внедрять дополнительные бюрократические организационные формы. Но будем активно взаимодействовать с действующими благотворительными организациями.

Мы уже сотрудничаем с Форум доноров, который много лет объединяет крупных российских и зарубежных благотворителей, работающих в России. Когда мы готовились к тому, чтобы представить определенные предложения президенту Российской Федерации, мы от имени комиссии консультировались с рабочей группой при Минфине, с широким кругом благотворительных организаций, действующих в области законодательной инициативы. Мы ни в коем случае не хотели бы подменять рабочие органы, которые уже созданы благотворительным сообществом. Наша задача — лишь содействовать их работе.

Поэтому я и прошу рассматривать Комиссию в качестве коммуникатора и координатора совместных действий. Мы, со своей стороны, будем стараться достаточно чутко реагировать на то, что изменяется в текущей обстановке, и вносить корректировки в свой план. Он уже у нас есть, и скоро с ним можно будет ознакомиться. Наш план не предусматривает каких-либо комсомольских мероприятий, по принципу провели, сделали, отчитались.

Он отталкивается от появляющихся проблем. С одной стороны, мы как бы следуем за ними; с другой наметили себе ряд проектов, реализация которых приведет к решению конкретных вопросов. Если мы за год-полтора решим один-два вопроса, то это и будет лучшим результатом нашей работы. Л.

Г. ЗЕЛЬКОВА, генеральный директор Фонда В. Потанина, член Совета Форума доноров Цели и задачи круглого стола Благотворительность в России О благотворительности в последнее время стало довольно модно и престижно говорить. И если раньше тема благотворительности практически отсутствовала в наборе тем, которые представлялись важными и существенными, — ее не было в СМИ, в повестке дня органов власти, — то сегодня ситуация коренным образом изменилась.

В то же время нельзя сказать, что от этого среда, в которой существует благотворительность в России, стала более благоприятной. Проблема, с которой мы сталкиваемся сегодня, еще более страшная, чем молчание. Эта проблема называется забалтывание и демагогия, — превращение благотворительности в спекулятивную тему, которая склонна выжимать слезу из аудитории, нежели создавать благоприятные условия для ее развития. Поэтому мы сегодня предлагаем обсудить те самые мифы и основные демагогические посылы, которые так популярны, и которыми так активно пользуются и власть, и общество, дискредитируя благотворительную деятельность и создавая ей препоны, не желая заниматься благотворительностью, как серьезной социальной технологией.

Начало сегодняшней дискуссии составят выступления о благотворительности, как о способе изменить и решить многие важные общественные проблемы. Мы будем очень рады, если каждый из вас найдет возможность принять участие в их обсуждении. Результатами дискуссии станут наши с вами коллективные рекомендации членам Общественной палаты, в частности, Комиссии по благотворительности, — как более эффективно, правильно и разумно заниматься решением этих проблем. Я надеюсь, что в этом составе мы будем встречаться достаточно часто.

И нам удастся создать общую дискуссионную площадку, которая поможет Комиссии Общественной палаты по благотворительности и Форуму доноров найти новые слова, технологии, каналы коммуникаций, чтобы быть убедительными перед властью и обществом, и сделать тему благотворительности востребованной не только в случае, когда нужно чем-то заполнить пустоту, как разговором о погоде. Е. А. ТОПОЛЕВА-СОЛДУНОВА, директор Агентства социальной информации Вместе с коллегами из Форума доноров мы постарались собрать все те мифы о благотворительности, которые сегодня существуют в нашем обществе.

К сожалению, они в основном связаны с определенным негативом вокруг такого, казалось бы, абсолютно позитивного явления, как благотворительность. Я хочу сегодня рассказать и о том, что мы можем противопоставить таким мифам и устойчивым стереотипам, сформировавшимся во время новейшей истории благотворительности. В 2004 году Форум доноров провел исследование, результатом которого, в частности, стало следующее: 55 процентов россиян вообще ничего не знают о благотворительных организациях. Эта внушительная цифра ярко иллюстрирует один из основополагающих мифов, что благотворительности в России вообще не существует.

На самом деле, по данным различных российских экспертных организаций, только российский бизнес выделяет на благотворительные программы не менее полутора миллиардов долларов в год. В реальности эта цифра значительно больше. Как посчитаешь все рубли, которые приходят от простых граждан на благотворительные цели. Пока это просто невозможно.

Второй миф гласит, что благотворительность это способ ухода от налогов и отмывания денег. Но если посмотреть на тот налоговый режим, который существует сегодня в данной сфере, можно увидеть, что практически никаких специальных налоговых преференций у благотворителей нет. Налоговый режим для благотворителей в России куда менее благоприятный и дружественный, чем, например, в других странах с развитой экономикой. До принятия нового Налогового кодекса российские компании имели небольшие льготы, стимулировавшие их участие в благотворительной деятельности.

Они могли тратить от 3 до 5 процентов от прибыли на благотворительные цели, и данные средства не облагались налогом. Затем льготы были отменены. Тем не менее, объем благотворительности вырос. По данным исследования Форума доноров, 50 процентов российских граждан считают, что главным благотворителем у нас является государство.

Это еще один миф, говорящий о том, что люди пока плохо себе представляют суть благотворительности. Государство занимается реализацией социальных программ, заботится о гражданах, заботится об окружающей среде в силу своих основных функций и обязанностей на средства, которые поступают от уплаты налогов. Благотворительность же это то, что делается сверх обязательств. Государство, по сути данного понятия, не может быть благотворителем.

Еще один миф благотворительность доступна только богатым. С одной стороны, многие богатые люди у нас, действительно, в той или иной мере, занимаются благотворительностью. В то же время растет число благотворителей среди представителей среднего класса и даже среди людей с низкими доходами. Известно много примеров, когда пенсионеры отдают по 10-20 рублей на помощь детскому дому, больному ребенку, другому пожилому человеку, который, по их мнению, больше нуждается в поддержке.

Считается, что благотворительность бизнеса это стопроцентный пиар и замаливание грехов. В реальности новый этап в развитии российской благотворительности начался с развитием бизнеса в перестроечные годы, когда благотворители действовали, в основном, анонимно, не хотели, чтобы о них писали, чтобы знали имена людей и компаний, занимающихся благотворительностью. Во многих случаях ситуация остается такой же и сегодня. Но, по мнению многих экспертов по развитию филантропии, это плохо.

Потому что, чем больше в обществе будут знать не просто о благотворительности, но о тех конкретных людях и организациях, которые творят добро, тем больше у них будет последователей. Совсем недавно мы с вами были свидетелями шпионского скандала, результатом которого стал еще один миф, что иностранные доноры шпионы. До сих пор этот тезис можно услышать в высказываниях журналистов и даже некоторых высокопоставленных чиновников. Наверное, опровергнуть его могут только органы, занимающиеся отслеживанием шпионов.

Но пошатнуть данный стереотип могут следующие факты: при финансовой поддержке иностранных фондов в России осуществлено огромное количество социально значимых проектов; благодаря именно иностранным донорам в стране были внедрены новые эффективные социальные технологии, такие как фонды местных сообществ, кризисные центры, грантовые конкурсы, ярмарки социальных проектов и т. д. Мы все так привыкли к этому сегодня, что уже и не помним, кто стал инициатором данных социальных инноваций в России. Еще один распространенный стереотип гласит, — благотворительность развращает благополучателей и не решает никаких проблем.

Наверное, такая благотворительность возможна. Тем более, что в нашем обществе, по-прежнему, еще очень сильны потребительские настроения. Граждане часто склонны винить во всех своих проблемах только власть, при этом, даже не пытаясь ничего сделать самостоятельно, чтобы улучшить свою жизнь или жизнь своих ближних, окружения, в котором они живут. Но благотворительность может быть и мудрой, дающей импульс для развития гражданской активности и добровольчества.

Добро порождает добро. Благотворительность не только помогает тем, кто нуждается в поддержке, но и благотворно влияет на тех, кто ее оказывает. На вопрос донорам, почему они занимаются благотворительностью, мы часто слышали ответы: потому что это доставляет мне удовольствие; мне самому становится лучше жить, потому что я чувствую, что приношу добро на эту землю. В настоящее время в общественном сознании бытует стереотип, что настоящая благотворительность не нуждается в пиар.

Очень сложно бывает разговаривать, например, со СМИ, которые зачастую считают, что благотворительность не требует никакой информационной поддержки, потому что подлинное добро молчаливо и анонимно. Но, согласно исследованиям, читатели и слушатели средств массовой информации хотят знать больше о благотворительности, — им это интересно. Они хотят знать не только о том, кому помогли и что сделали, но и о том, кто помог и почему. Публику интересует мотивация благотворителя.

Общество нуждается в информации о филантропических идеях и формах их реализации. Активное освещение этой темы необходимо и для того, чтобы благотворительность как социальное явление укоренилось в нашей жизни, получило широкое распространение, позволило понять людям, почему заниматься благотворительной деятельностью доступно, лестно и приятно. Н. Г.

КАМИНАРСКАЯ, исполнительный секретарь Форума доноров Взгляд на современную российскую благотворительность с точки зрения донорских организаций Форум доноров это ассоциация, профессиональное объединение донорских организаций, которые занимаются благотворительностью. (Донор слово, которое осталось у нас в качестве кальки с английского, но, тем не менее, уже прижившееся в русском языке). В своем выступлении я буду говорить о взглядах и вкладе доноров в сегодняшнюю благотворительность России. Как уже звучало в предыдущем докладе, большинство наших сограждан, принявших участие в исследовании Форума доноров, считают, что главным благотворителем в России является государство.

Если бы мы задали вопрос: А кто, если не государство, мог бы заниматься благотворительностью. , в любой другой стране мы получили бы примерно такой ответ: Компании — корпоративные доноры; граждане — частные жертвователи и волонтеры; институциональные доноры — организации, специально созданные для реализации разного рода благотворительных программ. Сегодня и в нашей стране ответ может быть таким же. Другой вопрос, — в какой пропорции разделяются эти ответы, сколько и какого типа организации работают в настоящее время в России.

Новейшую историю благотворительности в России можно разделить примерно на три этапа. Первый начался с масштабных экономических преобразований в нашей стране. Тогда же произошла реинкорнация благотворительности, — появились первые иностранные донорские организации, которые пришли в Россию, чтобы поделиться своим опытом, знанием и помочь до некоторой степени снизить социальный эффект от масштабных экономических преобразований. За первые 6-8 лет своей работы в стране иностранные донорские организации, при поддержке появляющихся российских благотворителей сделали очень много, была заложена основа некоммерческого сектора, который является ключевым звеном в развитии благотворительности.

Доноры обучали и создавали ресурсные центры поддержки некоммерческих организаций (НКО), которые затем адаптировали и продвигали новые социальные технологии, работающие на Западе. В это же время сформировалось и то законодательство, которое по сегодняшний день регулирует благотворительную деятельность. После кризиса 1998 года был переломный этап с точки зрения увеличения числа донорских организаций и более серьезного интереса со стороны российских доноров к теме благотворительности. В этот период изменились и подходы к развитию филантропии в России иностранных донорских организаций.

Они перешли к укреплению уже созданного некоммерческого сектора, к поддержке сетей некоммерческих организаций, к консолидации экспертного сообщества. Третий этап мы отсчитываем с начала 2002 года. Он продолжается и сегодня. Это этап развития российских корпоративных благотворительных программ и частной благотворительности.

Что было сделано донорами за эти 15 лет. Созданы десятки разных технологий, которые были апробированы в различных условиях на территории России, в больших и малых городах, в разных сообществах, с разными проблемами. В этот период времени в работу благотворительных организаций были заложены принципы проектной деятельности и этические стандарты. Реализованы десятки тысяч благотворительных программ и проектов в разных сферах социальной жизни, которые помогли снизить социальные риски, возникавшие в связи с экономическими реформами в России.

И конечно, появились сотни энтузиастов благотворительной деятельности, которые занимаются ею и сегодня. Не все в работе доноров шло гладко. Ими были использованы очень разные стратегии деятельности. Реализовывались стратегии выбора сильнейших организаций и, наоборот, поддержки слабейших институтов.

Были опробованы различные инновационные технологии для решения определенных проблем в конкретных условиях. Можно сказать, что это была штучная, индивидуальная, кропотливая работа по поиску и внедрению эффективных инструментов развития социальной сферы. Очень много за эти 15 лет вложено в инфраструктуру и в продвижение идеи благотворительности. Тем не менее, об этом, к сожалению, до сих пор мало кто знает.

А то, что делалось, затронуло лишь небольшую группу людей, по сравнению со всем населением страны. Поэтому не случайно, что сегодня одна из главных проблем благотворительности в России отсутствие понимания ее ценностей и содержания, слабая общественная поддержка идей благотворительности. Потому что очень трудно поддерживать то, про что мало известно, что сложно увидеть и трудно понять. Несколько слов о том, каковы основные тенденции и отличительные черты современного донорского сообщества в России.

Сегодня у нас представлены все типы и виды донорских организаций, которые существуют по возможным классификациям в мире. У нас есть корпоративные и частные фонды, добровольцы, большое количество разного рода организаций и программ. Их число за последние два-три года значительно выросло, особенно за счет российских участников благотворительного сообщества. Однако, это развитие, с точки зрения доноров, идет несколько неравномерно, что, в первую очередь, на себе ощущают благополучатели.

Например, не в каждом регионе некоммерческая организация или человек, желающие получить поддержку, чтобы реализовать свой социальный проект, могут найти донора. Эта неравномерность является следствием избирательного принципа в определении приоритетов и географии деятельности доноров, присутствующих сегодня на рынке социальных услуг. В то же время донорское сообщество в Росси активно использует в своей деятельности все передовые международные технологии, такие как грантовые конкурсы, целевое финансирование, партнерские проекты, которые реализуются в отдельных территориях совместно с некоммерческими организациями и властью, что особенно важно в условиях нашей страны. Немного цифр, чтобы подкрепить эти тенденции некоторыми фактами.

По оценкам экспертов, объем благотворительного рынка в России составляет 1,5 миллиарда долларов. Это средства, которые выделяются из различных внебюджетных источников для реализации разного рода благотворительных программ. В 2005 году на социально значимые проекты и программы только 27 организациями, участниками Форума доноров, было выделено 140 миллионов долларов. Крупные российские компании сегодня тратят от 11 до 17 процентов чистой прибыли на благотворительность.

Почти 100 процентов российских пожертвований идут на программы в России и для России. При этом, публичных частных жертвователей, то есть людей, создающих частные фонды и открыто об этом говорящих, очень незначительная доля от населения в целом (по некоторым экспертным оценкам, — всего 1/10 процента населения России). Проблемы развития благотворительности, с точки зрения донорского сообщества, сегодня можно условно разделить на внешние и внутренние. Первая большая проблема связана с восприятием данной деятельности населением.

Кроме того, в настоящее время существуют непростые отношения между властью и благотворительными организациями. И мы очень рассчитываем, что Комиссия Общественной палаты по благотворительности будет, как сказал Владимир Олегович Потанин, тем самым проводником чаяний со стороны благотворительных организаций государству, выражающих их позицию почему, что и как нужно регулировать. Очевидно, что сегодня условия для появления новых доноров в России недостаточно прозрачны и удовлетворительны. В то же время, критикуя внешние условия, мы готовы признать, что у благотворительного сообщества есть некоторые внутренние проблемы.

Чтобы быть более понятными для населения, благотворительные организации должны стать более открытыми, прозрачными и подотчетными; продвигать ценности и этические нормы благотворительности. Еще одна проблема благотворительного сектора — кадровый вопрос. Те, кто работает здесь сегодня — это люди, индивидуально мотивированные и заинтересованные. Но профессионально поучиться в России благотворительности невозможно.

При этом информационное поле для развития благотворительной деятельности, к сожалению, недостаточно. Учитывая все вышесказанное, можно нарисовать два прогноза развития благотворительной деятельности в России, — позитивный и пессимистический. Пессимистический прогноз связан с ужесточением государственного контроля за деятельностью благотворительных организаций, что, возможно, приведет к снижению числа участников этого рынка, прежде всего, среди иностранных донорских организаций, при том, что число российских доноров в этом случае вряд ли будет возрастать. Таким образом, сократиться объем помощи благотворительным организациям, нуждающимся в поддержке, и это, как следствие, затормозит развитие гражданского общества.

Оптимистический прогноз развития предполагает, что после наших совместных усилий изменится не только налоговый климат, но и регулирование этой деятельности со стороны государства. Что повлечет за собой появление большего числа донорских организаций среди российских компаний, развитие партнерского диалога благотворительных организаций с государством и бизнесом, и, в конечном счете, приведет к укреплению гражданского общества в стране. Истина, как принято, лежит где-то посередине, но я очень рассчитываю, что развитие событий во многом зависит от нашей с вами работы, от того, — что и как мы будем делать. Мне кажется, главное рассказывать о благотворительности, как можно больше.

Объяснять ее сущность, активно вовлекать в благотворительную деятельность людей и организации. Искать сторонников, вести диалог со всеми, кто может быть в этом заинтересован. Создавать и развивать различные информационные ресурсы по благотворительности и площадки для обмена опытом с теми, кто сегодня занимается этой деятельностью. Е.

К. ЗЕЛИНСКАЯ, заместитель председателя Комиссии Общественной палаты по коммуникациям, информационной политике и свободе слова в средствах массовой информации, вице-президент Общероссийской общественной организации работников средств массовой информации МедиаСоюз «Создание информационного пространства и продвижение идей благотворительности в СМИ» Деятельность Комиссии по благотворительности тесно соприкасается с работой Комиссии по средствам массовой информации. Нам надо действовать так, чтобы часть программ мы могли бы реализовывать вместе. Взаимодействие благотворительных организаций с общественностью было бы более эффективным, если бы между ними и медиа существовали более конструктивные отношения.

В начальный период развития благотворительности медиа были больше заняты процессом своего собственного становления. Исторически проблемы благотворительности в медийной среде считались такими же незначащими, как и социалка. Разместить в газете и в эфире что-то, касающееся социальной жизни, создания и развития некоммерческого сектора и гражданского общества, было очень трудно. Это считалось скучным, неинтересным, не привлекающим аудиторию.

Такое же отношение СМИ позже перешло и на темы благотворительности. Плюс к этому присоединилось довольно негативное отношение к тем людям, которые занимаются благотворительностью. Складывалось ощущение, что они таким способом продвигают собственные интересы. Даже если информация о каком-то полезном, хорошем и очень интересном деле была представлена для публикации, ставить там фамилию и название компании представлялось невозможным, потому что это реклама.

А если реклама, то сразу отправляйся в коммерческий отдел. Сегодня, когда и благотворительность, и СМИ находятся на другом этапе развития, отношения между ними могут и должны меняться. И, действительно, мы видим, что больше публикаций на эту тему появляется в прессе, больше рассказывается о благотворительных программах и социальных проблемах. Становится понятно, что ядро жизни это социальная жизнь населения (и даже не политика, как нам казалось раньше).

Внимание аудитории привлекают вопросы о том, как живет семья и общество, как действуют гражданские организации. Поэтому наша задача совместными усилиями сделать так, чтобы социальная тема стала общим местом, чтобы в новостных программах было не 100 процентов политики или, например, 70 процентов политики и 30 процентов криминальной хроники, но чтобы в них появилась серьезная составляющая о социальной жизни общества. Хочу привести пример на эту тему. Два года назад создан медийный фонд участия, куда вошли некоторые руководители крупных федеральных СМИ, таких как газета Известия, журнал Эксперт, радиокомпания Европа плюс и другие.

У нас есть собственный небольшой благотворительный проект, направленный на помощь детским приютам. Но основной задачей фонда является создание модели, — как надо писать и говорить о том, что делают благотворители. В настоящее время, в рамках нашей деятельности в Общественной палате, мы надеемся, что возникнет совместный проект Комиссий по благотворительности и СМИ по продвижению этой идеи. Для начала мы предлагаем собрать круглый стол с представителями Комиссии по благотворительности, другими экспертами в данной деятельности и руководством СМИ с тем, чтобы посмотреть, что мы можем сделать вместе.

Главное создать совместными усилиями информационное пространство вокруг деятельности благотворителей, благотворительных структур, и самой идеи благотворительности. По собственному опыту, я знаю, что очень немногие благотворители и жертвователи рвутся, чтобы их имена были известны. Более важно и для них, и для нас, чтобы создавалась благоприятная атмосфера для распространения идей благотворительности, формировался позитивный имидж благотворителей, меценатов, волонтеров, которые тратят на это свое время, силы и труд. Я согласна с тем, что благотворительностью занимаются не только богатые люди или крупные компании.

Очень часто люди со средним, и даже скромным, достатком готовы потратить свои небольшие средства на поддержку нуждающихся. Именно эти люди, на мой взгляд, могут создавать основной массив благотворительной деятельности. Поэтому очень важно формировать широкое информационное пространство вокруг темы благотворительности, продвигать ее позитивный образ, выявлять основные тенденции в ее развитии, направлять серьезные усилия на возрождение духовных ценностей. Среди других очень важных тем для публичного обсуждения в СМИ — создание благоприятного климата в отношениях между благотворителями и государством на федеральном и местном уровне; прозрачность и открытость деятельности фондов.

Сегодня многие люди, действительно, не доверяют крупным фондам, считая, что их деньги никогда не дойдут до назначения. Создание такого информационного пространства одно из важных условий для преодоления подобного рода препятствий и развития благотворительности в России по оптимистическому сценарию. Е. П.

МАЛИЦКАЯ, президент Межрегионального общественного фонда Сибирский центр поддержки общественных инициатив. «Успехи и сложности благотворительной деятельности некоммерческих организаций» Как представитель организации, которая в течение уже 11 лет работает в регионах Сибири и достаточно много интересуется информацией о том, что происходит с общественным сектором и благотворительностью в других регионах России, я хочу остановиться на нескольких специфических аспектах — успехах и проблемах благотворительной деятельности общественных организаций. В настоящее время в регионах и вообще в России накоплен колоссальный опыт создания механизмов благотворительной деятельности. Эта деятельность осуществляется, в основном, на средства западных доноров и бизнес-сообщества.

В то же время растет количество грантовых конкурсов социальных проектов для некоммерческих организаций, которые проводят администрации районов, городов, краев и областей. Однако, если говорить с точки зрения идеи благотворительности, основное развитие этой деятельности должно быть связано с активным вовлечением в нее населения, которое должно стать основным жертвователем средств. Но с этим сейчас существует огромная проблема, и именно в регионах. Если люди уже научились участвовать своим добровольческим трудом в определенных акциях, работать в общественных или некоммерческих организациях, то жертвовать деньги они могут только тем организациям, которым они абсолютно доверяют и чья деятельность достаточно прозрачна.

Но проблема в том, что и государство, и сами общественные организации в последние годы достаточно мало занимались тем, чтобы целенаправленно и позитивно рассказывать о своей успешной деятельности, привлекая к ней внимание и интерес населения. Поэтому прозвучавшее предложение о реализации совместных проектов Комиссий по благотворительности и СМИ, на мой взгляд, является идеальным решением для того, чтобы формировать позитивное общественное мнение о благотворительной деятельности, повышать общественный статус благотворителя. В принципе, такие механизмы есть уже давно, — например, с 1997-го года в разных регионах страны проводятся конкурсы Благотворитель года, где поощряются наиболее активные жертвователи и добровольцы. Но эта информация почему-то достаточно плохо и не всегда в позитивном ракурсе доходит до населения.

Какие еще проблемы существуют в некоммерческом секторе, связанные именно с благотворительностью. Это вопросы законодательства и налогообложения. Я прекрасно понимаю, что, наверное, наше государство никогда не пойдет на то, чтобы продвинуть льготы для тех, кто жертвует деньги, — для частных компаний и, может быть, даже для частных лиц. Но мы сталкиваемся и с другой проблемой, — когда эти деньги приходят в общественный сектор, их второй раз пытаются обложить тем же налогом.

И в этом смысле требуется расширение понятий и толкований в законе о благотворительной деятельности и Налоговом кодексе, чтобы не давать возможность налоговым органам претендовать на дополнительные благотворительные средства. Следующий важный момент — это то, что благотворительность понимается населением, а зачастую и государством просто как адресная помощь определенным социально незащищенным группам. При этом мало кто задумывается об эффективной и стратегической благотворительности, и о том, что она должна и способна не только оказывать разовую помощь, но быть ориентирована на решение проблемы в целом. Например, все мы знаем, что существующая широкая поддержка детских домов, не решает проблему социального сиротства.

Для этого нужно формировать такие условия, чтобы детских домов было как можно меньше. При этом никто не говорит, что детским домам помогать нельзя, но важно обеспечить баланс между адресной благотворительностью и социальными инвестициями в развитии сообщества. К сожалению, есть еще одна проблема, связанная с тем, что и в обществе, и в государстве пока не сформировано представление, что развитием благотворительности должны заниматься профессионалы, имеющие необходимые знания и навыки, а не только добровольцы, участвующие в разовых акциях. Все, перечисленное выше, проблемы общего порядка.

Если же говорить отдельно про региональные проблемы развития благотворительности, то здесь некоммерческим организациям довольно сложно привлекать средства на большие социальные проекты, потому что один из основных на сегодняшний день доноров — крупный российский бизнес — находится в Москве. В связи с этим в регионах необходимо создавать предпосылки для объединения ресурсов различных доноров для реализации масштабных региональных социальных проектов. Для этого уже разработаны такие механизмы как консолидированные бюджеты, фонды местных сообществ и другие. Что касается предложений в рамках сегодняшнего круглого стола, мне кажется, что Общественная палата и Комиссия по благотворительности должны рекомендовать формирующимся региональным общественным палатам создавать в своей структуре такие же комиссии, налаживать с ними взаимодействие и отслеживать, что у них происходит.

В том числе, собирать с их помощью информацию о развитии благотворительности в регионах. Потому что в регионах уже накоплен колоссальный опыт, который нужно использовать и распространять по всей стране. И. М.

ДЗЯЛОШИНСКИЙ, председатель совета директоров Независимого института коммуникативистики «Роль СМИ в формировании адекватного образа благотворительной деятельности в обществе» 10 лет мы ведем мониторинг российских СМИ, в основном, конечно, печатных. В том числе, занимались исследованием образа благотворительности в российских СМИ. В результате мы получили удивительную картинку. Примерно 40 процентов всех публикаций, посвященных не только благотворителям, но и всем прочим субъектам нашего социального пространства, — носят резко агрессивный характер.

То есть субъекты, которые изображены в данных публикациях и материалах, — это либо монстры, либо чудовища, либо те, кто нас обманывает, либо те, кто за нашей спиной хотят что-то сделать, и так далее. Причем эта цифра, 40%, совершенно стабильна, независимо от типа СМИ, региона его действия и прочего. Еще примерно 30% это материалы, которые носят нейтрально информационный характер, остальные 30% делятся на всякие другие размерности. Другими словами, современный медиа-образ благотворительности сдвинут в сторону негатива, агрессии и непонимания.

Но не только благотворительность характеризуется подобным образом. Есть так называемый квадрат ненависти у российских медиа. На втором месте по количеству негативных текстов чиновники, образ которых совершенно чудовищен, — это, что называется, второй Мамай. На третьем месте все приезжие.

Во всех регионах страны все, кто не из региона, — все сволочи. И на четвертом месте, конечно, — Запад. Вот такой квадрат ненависти. Когда мы получили эту статистику, мы поинтересовались, в каком соотношении эти проценты находятся с образами, которые существуют в головах у потребителей этой информации.

Оказалось, что почти точно такой же. Мы получили практически полное совпадение пожеланий массовой аудитории к образам и исполнения заказа со стороны СМИ. Получается, что можно потратить и 1,5 миллиарда долларов, и 15 миллиардов долларов на благотворительность, и все равно ничего не получится. По той простой причине, что есть три главных проблемы, о которых надо размышлять, если мы хотим действительно создать благоприятную медийную и коммуникативную среду для развития филантропии.

Первая проблема это характер самого послания. Что такое благотворительность. Это набор поступков, которые отражаются в виде неких образов. Поступки, наверное, хороши, но коммуникативная сторона, информационная сторона, образы выстроены чудовищно безобразно.

То есть это либо прячущийся благотворитель, либо сам текст куплен на корню. Российская пресса, освещающая благотворительность, делится на три класса. Это — лаковый журнал, финансируемый благотворителями (корпоративные и прочие издания), где образ бизнеса-благотворителя совершенно великолепен: на сахарной бумаге медовыми красками. Это — так называемая государственная пресса, которая относится к благотворителям очень осторожно и опасливо, выражая точку зрения государства, о которой здесь говорилось.

Государство не хочет иметь благотворителей. Оно присваивает себе функции благотворителя, деньги благотворителей пропускаются через заказы власти, а затем власть присваивает себе результаты. Это что, секрет для кого-то. И только третий сегмент, так называемая коммерческая пресса, именующая себя по недоразумению независимой, лепит совершенно черным образ всех, потому что она на этом зарабатывает.

Исходя из этого, существует проблема создать набор коммуникативного послания, которое могло бы внятно объяснить разным категориям населения, — а, собственно, для чего нам нужна благотворительность. Я считаю, что благотворительность имеет массу абсолютно негативных коннотаций. А само слово, вызывает аллергию. Например: чего это вдруг я буду объектом благотворительности.

Я нормально работал, строил страну, защищал ее, — и вдруг кто-то мне будет десятку под подушку совать. Значит, нужно сформировать грамотное, ясное, коммуникативное послание, которое читалось бы без гнева и без негативных ассоциаций. Второе. Должна быть создана атмосфера позитивного отношения к самому этому посланию.

Люди не должны вздрагивать и говорить, а пошел бы ты в бухгалтерию. Что правильно, потому что налоговая инспекция, как увидит позитивный материал, так сразу и говорит: ребята, это по другому ведомству. И третье, самое главное, — тот набор стереотипов, которые глубоко укоренены в ментальность. Это та решетка, те фильтры, через которые публика воспринимает любое послание.

Следовательно, для продвижения идей благотворительности в обществе существует три актуальных направления деятельности. Первое. Создание внятных наборов коммуникативных посланий. Второе.

Работа с журналистами не по принципу — заплатим и не по принципу — вы почему о нас не пишите, а по принципу — давайте объяснимся. Третье. Спокойная методичная работа с гражданским обществом, которое должно создать естественный фон нормального отношения к корпоративному гражданству, филантропии, благотворительности. Вот тогда, может быть, у нас что-то с вами получится.

Предложения, поступившие в Комиссию Общественной палаты по вопросам развития благотворительности, милосердия и волонтерства, в ходе дискуссии с участием членов Общественной палаты и представителей некоммерческих организаций М. А. БОЛЬШАКОВА, член Комиссии Общественной палаты по вопросам социального развития, председатель совета Общероссийской общественной благотворительной организации Союз семей военнослужащих России 1. При участии экспертного сообщества необходимо провести экспертизу действующего закона О благотворительной деятельности и благотворительных организациях.

2. Разработать предложения об изменениях в данный закон и выйти с этой инициативой в Совет Федерации РФ. 3. Организовать совместное заседание комиссий по благотворительности и по вопросам социального развития и обсудить их тесное взаимодействие в работе по данному направлению.

В. Н. МЕДВЕДЕВА, руководитель аппарата Комиссии Совета Федерации РФ по международному техническому и гуманитарному сотрудничеству. 1.

Провести совместное информационно-просветительское мероприятие по теме благотворительности комиссии Совета Федерации по международному и гуманитарному сотрудничеству и комиссии Общественной палаты по благотворительности при участии представителей из регионов. 2. При поддержке Форума доноров организовать на данном мероприятии презентации крупных грантодающих фондов, работающих в России. 3.

Организовать объединенную рабочую группу комиссии Совета Федерации по международному техническому и гуманитарному сотрудничеству и комиссии Общественной палаты по благотворительности с целью мониторинга действующего законодательства в области гуманитарной помощи. 4. Наладить информационный обмен и активное взаимодействие между комиссией Общественной палаты по благотворительности и Советом Федерации РФ, — в том числе по рассмотрению предложений по совершенствованию законодательства в области благотворительности. А.

Ю. ФРОЛОВ, президент Национальной ассоциации благотворительных организаций 1. Приглашать на заседания комиссии Общественной палаты по благотворительности представителей некоммерческих организаций для информирования членов комиссии о профильных мероприятиях и дискуссионных площадках по благотворительности. 2.

Членам комиссии принимать участие в данных мероприятиях с выступлениями о текущей деятельности комиссии и ее планах. Л. Н. ДУХАНИНА, член Комиссии Общественной палаты по вопросам интеллектуального потенциала нации, директор средней общеобразовательной частной школы Наследник 1.

Комиссии по благотворительности приглашать членов Общественной палаты из других комиссий на заседания по рассмотрению предложений в области совершенствования законодательства. 2. Профильным комиссиям Общественной палаты активно использовать ближайшие полтора года для инициирования позитивных изменений в законодательстве по вопросам благотворительности.

 

 
http://womenis.ru

Современная благотворительность

История благотворительности

Форма входа

Благотворительность — больше родит потребностей, чем устраняет нужд.
Василий Осипович Ключевский