Интересные факты из жизни знаменитостей
 Этапы развития благотворительности в России

Этапы развития благотворительности в России

Многие исследователи выделяют несколько этапов развития благотворительности в России. I этап...

Как новое поколение филантропов меняет мир

Как новое поколение филантропов меняет мир

Какие задачи ставят перед собой крупнейшие меценаты современности и как их...

  • Register

Клеймите яйца, господа, или Кому из мошенников Ося Бендер годился в ученики?

21 мая 1898 года, 110 лет назад, в бедной еврейской семье Хаммеров, которая обосновалась в весьма скромных кварталах Нью-Йорка, родился очередной мальчик. Папаша Хаммер, не чуждавшийся идей о гегемонии пролетариата, которых он нахватался в Одессе, решил назвать отпрыска звучным именем – Арманд, производным от Arm and Hamme, серп и молот по-нашенски. Чему, несомненно, обрадовалась бабушка, социалистка со стажем.

Шли годы. В отличие от двух других братьев, Гарри и Виктора, Арманд проявил склонность к медицине, ведь его отец создал с нуля фармацевтическую фирму, и уже в студенческом возрасте его можно было назвать «из молодых, да ранний». А от Маркса Арманд взял чудесную формулу: «Ничто человеческое мне не чуждо». Еще до совершеннолетия он соблазнил симпатичную девчушку, обещал на ней жениться, а когда девица забеременела, не пошел в отказ, а просто попросил избавиться от ребенка. А чтобы история не разнеслась по всем кварталам Нью-Йорка, Арманд предложил подружке сделать аборт в домашних условиях. И убедил в том, что он обладает достаточными навыками в этом непростом деле.

Отец за сына отвечает!

Ему бы тренироваться «на кошках», но Арманд смело схватился за инструмент. А когда у подружки началось сильное кровотечение, просто растерялся, и не сумел оказать надлежащую помощь. От сильной потери крови молодая женщина так и не сумела оправиться, и скончалась до приезда врачей.

Попасть в 20-летнем возрасте за решетку юному Арманду не очень-то хотелось. Но на выручку пришел отец, взявший вину за криминальный аборт с летальным исходом на себя. Он и отправился в заключение, а сыну предстояло вести дела фирмы. Странное дело – судебный процесс пошел Хаммерам на пользу, сын сумел не только не разориться, но даже заработал свой первый миллион.

А дальше судьба улыбнулась Арманду во всю ширь своего рта – он отправился в Советскую Россию к другу отца Людвигу Мартенсу, который и подсказал юному миллионеру идею: ввезти в Россию пшеницу в обмен на сокровища Гохрана. Одним из первых увидел в этом большой плюс Владимир Ильич Ленин, который принял молодого американца в Кремле, а потом подписал ему что-то вроде мандата: «Подателя сего Арманда Хаммера пропускать ко мне в любое время. В. Ленин. 1921 г.».

Ленин и обезьяна

Злые языки поговаривают, что вождь мирового пролетариата «купился» на бронзовую обезьянку, сидящую на томах Дарвина «Происхождение видов» с человеческим черепом в протянутой лапе. Ильич тут же дал свое толкование этому символу: если Россия и Америка не будут вести параллельное мирное сосуществование, то все кончится тем, что обезьяны будут держать в руках человеческие черепа и думать над тем, что это за штука такая.

А дальше случилось то, что и должно было случиться: Хаммер «пригнал» из Америки 1 млн. бушелей пшеницы, а в ответ получил несколько вагонов «устаревших буржуазных фетишей». Это было драгоценности, иконы, предметы роскоши из царского дворца, а также из коллекций богатейших русских фамилий, то, что не успели вывезти за рубеж.

Но и этого большевикам показалось мало: Ленин считал, что Арманд – это та дорожка в Америку, протоптав которую, можно будет развивать не только экономические связи, но и заразить американцев бациллой коммунизма. Хаммер согласно кивал головой и готов был сделать все для того, чтобы оправдать надежды Кремля. Дошло до того, что Хаммеру было вручено и такое великое достояние, как личное клеймо Карла Фаберже. То есть отныне он мог делать фальшивки налево-направо, клеймя драгоценные яйца, выдавая их за подлинное произведение искусства. Сколько фальшивых яиц наводнили Европу и Америку, знает только сам господин Х.

Хаммер прожил в советской России 8 лет, до тех пор, пока не набрал свою силу Сталин, который сам мог кого угодно обвести вокруг пальца. Не дожидаясь ареста, с клеймом «американский шпион» Арманд срочно возвращается в Америку, где устраивает свой «Эрмитаж» из коллекции вещей, которые ему даже после отъезда продолжали поступать вагонами. Он умел делать бизнес на всем: так, сняв из царского дворца ковровую дорожку, он нашил из нее тапочек, которые расходились в Штатах на «ура».

Вскоре к «бизнесу» сына присоединился и вышедший из тюрьмы отец. Очень скоро Хаммеры стали очень влиятельны, а во времена сухого закона стали «королями виски», ведь виски подделывать куда легче, чем яйца Фаберже…

Друг семьи сильных мира сего

Хаммер виртуозно втирался в доверие ко всем: дружил со всеми советскими лидерами от В. Ленина до М. Горбачева (исключая тов. Сталина), был другом семьи Ф. Рузвельта и британского принца Чарльза, выполнял поручения Дж. Кеннеди, был почетным доктором 25 университетов, проворачивая аферу за аферой. В личной жизни ему везло меньше: единственной женщиной, родившей ему ребенка, стала его русская жена, Ольга Вадина (была названа в Штатах «агентом ОГПУ»). Они поженились в 1927 году, а два года спустя она родила ему сына, названного Джулиус, в честь отца Арманда. В 1943 году супруги развелись. Причем, практически тут же ловелас женился на миллионерше, у которой выманил все ее состояние. Хаммер не был аскетом, женщин разных национальностей и возрастов в его постели перебывало немало, и даже в 92-летнем возрасте он имел 38-летнюю любовницу. Но у него было железное правило: все свои сексуальные связи он оплачивал только из кассы фирмы…

Какие проекты только не осуществил Хаммер в Советском Союзе! В основном это строительство нефтеперерабатывающих и химических заводов, а особой любовью миллиардера пользовалась Советская Прибалтика, куда он вкладывал немалые средства. Советское руководство охотно шло ему навстречу – кто же будет отказываться от подачек? А чтобы быть интересным генсекам, Арманд придумал еще одну аферу века, собираясь, якобы, передать советскому руководству «письма Ленина», которые были такими же фальшивыми, как яйца и виски…

Проводить Хаммера в последний путь пришел… Хаммер

Его давняя мечта – стать Нобелевским лауреатом – так и не осуществилась. Он был замешан в многочисленных скандалах, и международный комитет посчитал, что связывать имя Нобеля с этим мошенником очень вредно…

На 93-м году жизни Арманд узнал, что он неизлечимо болен. Но продолжал верить в то, что даже рак излечим, возлагая надежды на снадобье, которое ему привозили из Мексики. Впрочем, изношенный организм был другого мнения – 10 декабря 1990 года Хаммера не стало.

Когда вскрыли завещание, оказалось, что многомиллиардное состояние Арманда – очередной миф. Оказалось, что самый великий аферист и мошенник ХХ века имеет такие долги, что родственникам не рассчитаться с кредиторами за несколько жизней. На церемонии присутствовал загримированный под Хаммера актер, пришедший проводить настоящего Арманда в последний путь. Зато ни сын, ни самые близкие родственники на похороны так и не пришли. Как тут не вспомнить сакраментальную фразу: «Так проходит мирская слава…»

Современная благотворительность

История благотворительности

Форма входа

Делу гуманности гораздо лучше служат те бизнесмены, которым нравится их занятие, чем те, кто трудится лишь для того, чтоб основать больницу.
Алфред Уайтхед