Интересные факты из жизни знаменитостей
 Этапы развития благотворительности в России

Этапы развития благотворительности в России

Многие исследователи выделяют несколько этапов развития благотворительности в России. I этап...

Как новое поколение филантропов меняет мир

Как новое поколение филантропов меняет мир

Какие задачи ставят перед собой крупнейшие меценаты современности и как их...

  • Register

Как дотянуться до звезды, чтоб не упасть и не разбиться? Памяти Майкла Джексона…

Как дотянуться до звезды, чтоб не упасть и не разбиться? Памяти Майкла Джексона…

Американская «легенда» приезжала в Москву на два дня с единственным концертом, билеты на который давным-давно уже были раскуплены спекулянтами и вовсе исчезли лишь для того, чтобы появиться в день шоу метрах в двухстах от стадиона «Лужники». Никто не удивлялся – перекупщики совершали свой несложный маневр каждый раз, как в столице оказывалась какая-нибудь заезжая иностранная знаменитость.

А нам, обычным шестиклассницам из обычной спортшколы, и подавно не было до этого никакого дела, потому что мы были бедны, как… В общем, цена пропуска на шоу в 15 нерусских рублей вызывала у нас только скромную девичью улыбку.

Да, мы были нищими, несмотря на то что занимали весь пьедестал на чемпионатах города. Но тогда за это давали только грамоты и вазы из ближайшего магазина «Тысяча мелочей». Зато директор ездила на «Жигулях» и даже иногда любезно подвозила тренера до метро. Все, чем мы располагали – это космические амбиции, и то, что в бухгалтерии зовется «денежным документом», проще говоря – проездным. Отличным проездным билетом – единым на все виды транспорта. Одним на всех.

Ну, конечно же, мы понимали, что проездной не тот документ, с помощью которого попадают на концерты, но зато с ним запросто можно попасть в автобус или метро, чем мы и воспользовались, решив встретить мужчину нашей мечты в аэропорту. Потому как увидеть его где-то еще не было шансов.

Погода в тот поздний ноябрьский вечер выдалась превосходной. То ли дождь, то ли снег, то ли все это вместе сыпалось на наши крашеные многодумные головы. Ресницы слиплись, зато предусмотрительно положенная в несколько слоев фиолетовая губная помада (также одна на всех) выглядела по-своему привлекательно.

Да еще Марина! Какого черта она поехала с нами? Она никогда даже и не говорила о «нем», хотя она вообще редко разговаривала. Молчаливая, в черном спортивном костюме и куртке подружка стояла поодаль, словно тень. Она же ничего не увидит оттуда! «Эй, Марина, иди к нам! Мы чудесно расположились в пятом фанатском ряду от забора, ограждающего место посадки Его личного «Фэлкона» от нас!» Но она оставалась непреклонной. Ну и фиг с ней!

Самолет задерживался, а мы покрывались инеем. Фанаты лишь изредка общались друг с другом, и со стороны могло бы показаться, что эти молодые люди из очереди на сдачу налоговой декларации. Кто-то в толпе включил магнитофон с его голосом. Я безуспешно пыталась отыскать в своих многочисленных карманах хотя бы что-то заменяющее носовой платок. И слава богу, что у Женьки нашлась жвачка – хоть какая-то работа желудку. С другими потребностями дела обстояли куда хуже, но покидать «козырное» место было бы глупо. «Если они не выключат свою вертушку, я убью их!» – переминаясь с ноги на ногу, хмуро процедила Женька.

«Фэлкон» приземлился спустя три часа. Прямо перед нами. Красивый самолет! Но его почему-то вывели в другую сторону. Позже по телевизору показывали, как он спускался по трапу и приветливо махал рукой. Кому, интересно?

Все удивленно переглядывались. Вокруг прокатилась волна возмущения, но буквально через несколько минут недовольный гул сменился неистовыми криками, которые слились в звук, похожий на вопль какого-то гигантского неземного животного.

Спустя мгновенье через наши головы в сторону летного поля, как снаряды, полетели цветы и мягкие игрушки, многие из которых, не достигая цели, попадали в забор и сыпались на первые ряды фанатов. Цветочно-игрушечный дождь! В голове что-то звякнуло.

«Джокер!» – заорала я и, вцепившись в плечи стоящего передо мной высокого молодого человека, подпрыгнула и повисла на его спине. Знал бы он, что на нем болтается первая красавица среди шестиклассниц средненькой школы 1143, то не стал бы так визжать! В те мгновения, отведенные мне до момента, пока ошалевший парень не сбросил меня с себя, как пиявку, я успела увидеть, как черный лимузин в сопровождении двух джипов охраны подъехал к воротам и, притормозив на долю секунды, резко дал по газам. Машина вырвалась из ворот и на всей скорости помчала по дороге к центру. Это все, что мне довелось лицезреть…

Толпа ринулась вдогонку. А мы с Женькой, словно придя в себя после оглушительного удара по голове, остались стоять на месте и разглядывали друг друга с любопытством. «Дети кукурузы», – наконец прошептала Женька фиолетовыми губами. Я улыбнулась в ответ такими же. Одновременно мы повернулись в сторону удаляющегося шума и… обмерли в тот же миг. Черный лимузин гнал по дороге. А за ним, буквально в нескольких метрах, держа дистанцию, бежала она… Марина! Я никогда в жизни не видела та-ко-го бе-га! Никто не видел! Юрий Борзаковский – просто ржавая колымага по сравнению с ней!

«Вот сволочь!» – заорали мы хором.

***

С годами безрассудство становится жестче. И вот ты ошибаешься и остаешься висеть на подъеме, попав на опасный участок горы. Песок. Ты неподвижна уже пятый час и ждешь вертолета под горячими лучами солнца. Чувствуешь, как плавятся плечи? Светило навсегда оставит на них свой след. Тебе еще долго ждать. Так о чем думаешь?

О том, что любовь несбывшаяся – сильна. Она не выдает себя, как взаимные чувства. Но бьет гораздо больней. И вот спустя много лет, идя по жизни своей дорогой, ты вдруг достаешь из памяти картинки воспоминаний о человеке. Таком далеком и незнакомом, но изменившем мир для тебя. И тебе не страшно ждать помощи…

Современная благотворительность

История благотворительности

Форма входа

Делу гуманности гораздо лучше служат те бизнесмены, которым нравится их занятие, чем те, кто трудится лишь для того, чтоб основать больницу.
Алфред Уайтхед