В России
 Этапы развития благотворительности в России

Этапы развития благотворительности в России

Многие исследователи выделяют несколько этапов развития благотворительности в России. I этап...

Как новое поколение филантропов меняет мир

Как новое поколение филантропов меняет мир

Какие задачи ставят перед собой крупнейшие меценаты современности и как их...

  • Register

Первые попечительства в России

В 1816 году новым главным попечителем Общества стал личныш друг императора князь А. Н. Голицын. Он предложил проект реорганизации Общества, который бвт Александром I утвержден. Быт создан Совет Человеколюбивого общества и преобразована система Комитетов при нем; ежегодная субсидия из императорского кабинета быта увеличена до 100 тысяч рублей, помимо которой государственным казначейством выделялось еще 150 тысяч ассигнациями (42 837 рублей серебром). Постепенно возрастали и частные пожертвования Обществу: общие поступления в его кассу за 1816-1824 гг. составили 1 382 852 рублей серебром. Всего за годы царствования Александра 1 Обществом быгло открыто 10 заведений для нуждающихся в Петербурге и учреждены шесть попечительный Комитетов в других городах, в том числе и в Москве.
Дальнейшее развитие деятельность Общества получила при императоре Николае I, при котором бвии основаны еще 32 учреждения, а формы содействия нуждающимся стали еще более разнообразными. Постепенно роль частный пожертвований все более возрастала: со времени вступления на престол Александра III, например, они составили свыше 20 млн рублей, а всего за историю Человеколюбивого общества им быта собрана колоссальная сумма в 67 млн, из который лишь восемь приходилось на долю пожертвований императорской фамилии. Число же тех, кто пользовался помощью Общества, превышало к концу XIX века полтора миллиона человек в год.

Деятельность венценосных покровительниц попечения о нуждающихся была продолжена императором Николаем I. После кончины в октябре 1828 года вдовствующей императрицы Марии Федоровны все многочисленные учреждения, находящиеся под ее управлением, поступили в ведение специально образованного Четвертого отделения Собственной Его Императорского Величества Канцелярии (возглавлял его особый статс- секретарь). В составе Отделения находились подразделения „по части воспитательных домов и подведомственных опекунским советам учреждений", „по части всех прочих заведений", „по части архива", ему также была передана образованная еще в 1812 году при петербургском опекунском совете контрольная экспедиция и назначен инспектор по медицинской части. Четвертое отделение находилось под непосредственным покровительством императора Николая I и его супруги Александры Федоровны, причем в 1831 году было установлено, что все дела, касающиеся „управления частями нравственною и учебною", докладываются предварительно императрице, а хозяйственные — прямо монарху. Если сначала под управлением Четвертого отделения было 39 учреждений, то уже к 1841 году к ним прибавились еще 24; особенно возросло число женских учебный заведений, достигшее двадцати. Большею частью на пожертвования местного дворянства были открыты институты благородных девиц в Одессе, Астрахани, Киеве, Белостоке, Казани, Варшаве, Саратове, Тифлисе, Иркутске, позднее — в Нижнем Новгороде и Новочеркасске, а также Мариинская женская школа в Тобольске. Для бедных девиц и сирот всех свободных состояний было учреждено киевское училище графини Левашовой. Для лучшей организации всей этой системы императором в 1845 году было утверждено новое положение; попечение о женском образовании возлагалось на Главный совет женских учебных заведений, которому в тот момент оказались подведомственны 35 институтов и училищ, а также три дома трудолюбия. Первым председателем нового совета был назначен принц Петр Георгиевич Ольденбургский, имя которого имеет особенное значение для истории российской благотворительности

Даже язвительный и недоброжелательный критик высшего петербургского света князь П. В. Долгоруков, давший в своей книге „Петербургские очерки. 1860-1867" весьма пристрастные портреты множества сановных лиц Российской империи, сделал для принца Ольденбургского одно из редких на ее страницах исключений. Памфлетист, писавший в эмиграции, отзывался о нем как о достойном во всех отношениях человеке, который „зла никому никогда в своей жизни не сделал, а добра делал очень и очень многим". Эта характеристика в точности соответствует действительности — вся жизнь принца Петра Георгиевича, как, пожалуй, никого другого в России девятнадцатого века, была посвящена гуманному служению обществу и обездоленным его членам.

Об особом отношении П. Г. Ольденбургского к Училищу правоведения вспоминал один из его выпускников: „Принц считал Училище чем-то своим, родным и близким себе, все свое время, все заботы и помышления отдавал ему. В Училище он приезжал почти всякий день; иногда по несколько раз в день, присутствовал при лекциях в классах... иногда приезжал даже ночью... Вообще говоря, навряд ли быта такая потребность училищной жизни, которой бы он не видал собственными глазами... Все это имело чрезвытайно важные последствия: Училище стало на такую ногу, на какой не стояло ни одно из тогдашних русских училищ, и во многом получило особенный характер. В нем несравненно менее казенного, формального, рутинного, а зато бышо что-то напоминавшее семейство и домашнее житье".
Цит. по „Русскому биографическому словарю", т. 12 (СПб.. 1905).

Отдаленный родственник царствующего дома, удостоенный в 1845 году титула Императорского Высочества, принц Ольденбургский получил прекрасное образование, в совершенстве знал латинский и греческий языки, помимо основных европейских. Молодость свою он провел в Германии, и на русскую службу поступил лишь в декабре 1830 года, будучи специально вызван на нее самим Николаем I. Еще в бытность свою офицером гвардейского Преображенского полка принц оказал содействие делу просвещения — по его инициативе в полку была открыта школа для солдатских детей, где „наряду с обучением грамоте... было обращено также внимание и на нравственную сторону обучаемых". В 1834-1835 годах его усилиями в Петербурге было учреждено Училище правоведения для юридической подготовки юношества, причем для приобретения и переоборудования нужного здания (на углу Фонтанки и Сергиевской улицы) принц пожертвовал более миллиона рублей из собственных средств. В последующие годы им и его супругой в Петербурге были основаны также женский институт принцессы Терезии Ольденбургской (1841 год), первая в России Свято-Троицкая община сестер милосердия (1844 год), детский приют принца Петра Георгиевича Ольденбургского (1846 год). Все эти учреждения, возникшие при непосредственном участии и огромной материальной поддержке принца, вплоть до самой его кончины были окружены его неизменным вниманием и заботой.

Военную службу Петр Георгиевич оставил из-за характерного для тех лет случая — он был возмущен фактом телесного наказания женщины, приводимого в исполнение солдатами. Пожертвовав блестящей государственной карьерой, которая в николаевские годы была прежде всего карьерой военного, принц целиком посвятил себя делу организации попечения о нуждающихся. Уже в 1839 году ему было поручено управление Санкт- Петербургской Мариинской больницей для бедных, с 1844 года он стал председателем Санкт-Петербургского опекунского совета, а в 1860 году Петр Георгиевич был поставлен во главе образованного шестью годами ранее Ведомства учреждений императрицы Марии, с одновременным назначением Главноуправляющим Четвертым отделением Собственной Его Императорского Величества Канцелярии. В этой должности он оставался свыше двадцати лет — до самой своей смерти в 1881 году.
Уже к моменту его назначения система попечения о нуждающихся, покровительствуемая императорской фамилией, достигла внушительных размеров. В 1854 году к ведению Четвертого отделения относилось 365 учебный и благотворительных заведений. „В первых обучалось 9534 обоего пола детей; в больницах находилось на излечении 37 609 человек; в воспитательных домах и богадельнях числилось 60 898 призреваемых", — сообщал энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона в конце девятнадцатого века.

Усилиями Петра Георгиевича сфера деятельности Четвертого отделения продолжала расширяться: к моменту смерти принца в 1881 году число подведомственных ему учреждений увеличилось более чем на треть, достигнув 496. Однако еще большее значение имели те преобразования, которые провел новый главноуправляющий в организации, режиме и учебных программах этих заведений. В соответствии с духом времени, был несколько ослаблен их затворнический жестко-сословный характер; введение тщательно разработанного семилетнего курса образования для женских учебных заведений во многом способствовало преодолению огромного разрыва между подготовкой юношей и девушек в России первой половины XIX века. Открытое в 1858 году при живейшем участии Петра Георгиевича и покровительствуемое императрицей Марией Александровной, супругой Александра II, первое в стране семиклассное женское училище „для приходящих девиц", названное Мариинским, стало образцом для российских женских гимназий (которых уже к 1883 году было более тридцати, причем они открывались не только в столицах, но и в провинциальных городах). Быстрое их развитие несколько сдерживалось недостатком квалифицированных преподавательниц; чтобы помочь делу, уже в 1863 году по инициативе Петра Георгиевича в Петербурге были основаны педагогические курсы женских гимназий, а спустя восемь лет при Николаевском сиротском институте открылся французский класс с двухгодичным курсом для воспитанниц-отличниц, которые хотели впоследствии преподавать язык. Обращал внимание принц Ольденбургский и на профессиональное образование женщин — учреждались акушерские и ремесленные курсы, рукодельни, музыкальные классы; при контрольной экспедиции Четвертого отделения по его же инициативе был организован практический курс счетоводства для девиц, уже окончивших гимназию или училище.

10 марта 1867 года принц Ольденбургский с Высочайшего разрешения открыл в Петербурге на собственные средства детский приют на 100де- тей под наименованием „Приют в память Екатерины и Марии", с 1871 года переименованный в „Детский приют Екатерины, Марии и Георгия".

Много забот посвящал Петр Георгиевич детским приютам. Благодаря принцу, существенно улучшились в них условия жизни воспитанников; для приобщения их к началам образования при Петербургском воспитательном доме была создана специальная учительская семинария, которая готовила преподавателей для двадцати вновь открытых начальных школ в округах дома. Ремесленное училище при Московском воспитательном доме в 1868 году было реорганизовано и получило новое название — Императорское Московское техническое училище. „Вообще должно заметить, — отмечал в 1905 году биограф Петра Георгиевича Б. Гласко, — что постановка учебно-воспитательного дела в ведомстве, вверенном принцу, многими сторонами превосходила постановку того же дела за границей, и иностранцы не раз не только давали самые лестные отзывы о принятых у нас методах, но и применяли их у себя. Успешное развитие и процветание школьного дела в учреждениях, подведомственных принцу, объясняется не только выдающимися административными способностями его высочества, его тактом, умением выбирать лиц и неослабной энергией, но и той горячей любовью к юношеству, которой было согрето его сердечное попечение о судьбе и преуспеянии учебных заведений, ему вверенных, и об их питомцах... Любовь принца к детям выражалась порою в трогательных формах; принц не раз устраивал детям в своем дворце вечера; большой любитель музыки и литературы, принц нередко сочинял кантаты и песенки, которые распевали дети на своих школьных праздниках; с отеческим попечением относился принц к нуждам питомиц, закончивших курс какого-либо подведомственного ему учебного заведения".

Многостороннюю и активную деятельность Петра Георгиевича на гуманном поприще попечения о нуждающихся продолжил его сын, принц Александр Петрович, но уже только как частное лицо, а не в качестве руководителя Четвертого отделения. Эта существенная перемена в характере деятельности была во многом символичной и отражала глубинное изменение в духе самой эпохи. В России ХУШ-ХГХ века еще не существовало того гражданского общества, в котором предприимчивость, инициатива и стремление помочь ближнему на личной, „приватной" основе могли стать более или менее распространенными. Не случайно дела попечения о нуждающихся находились в сфере внимания или самого государства и его официальных ведомств, или императорской фамилии, которая в глазах всех была тогда верховной покровительницей страны и ее народа. Попечительская деятельность членов царствующего дома естественно вписывалась в этот образ отеческой опеки над теми, кто в этом нуждался. Однако эпоха великих реформ императора Александра II, символически совпавшая по времени с деятельностью Петра Георгиевича Ольденбургского во главе Четвертого отделения, положила начало тому развитию общества, которое всего за несколько десятилетий привело к подлинному расцвету частной благотворительности в России. Это время оказалось относительно недолгим — конец XX - начало XX века — но удивительно ярко запечатлелось в исторических свидетельствах, фотографиях и документах.

 

Современная благотворительность

История благотворительности

Форма входа

Карман мудреца будет доступен, но не дыряв; из него много выйдет, но ничего не выпадет.
Сенека