В России
 Этапы развития благотворительности в России

Этапы развития благотворительности в России

Многие исследователи выделяют несколько этапов развития благотворительности в России. I этап...

Как новое поколение филантропов меняет мир

Как новое поколение филантропов меняет мир

Какие задачи ставят перед собой крупнейшие меценаты современности и как их...

  • Register

Золотой век Российской благотворительности

Быть может, ничто столь ярко не характеризует глубокие перемены в российском обществе, начатые реформами Александра II, как стремительный рост числа людей, готовых добровольно пожертвовать свои деньги на благотворительные нужды. Если в начале XIX века таких были десятки, то в конце того же столетия - сотни тысяч. Это сразу же придало делу частной помощи нуждающимся совершенно иной масштаб и размах - ведь в отличие от многих других областей человеческой деятельности, где особую роль могут играть отдельные подвижники, „рыцари идеи”, эта по-настоящему начинается только тогда, когда появляются не единицы, но массы желающих внести свой вклад пусть небольшим, но реальным пожертвованием. Благотворительность как явление берет свое начало не от нуждающихся, а от жертвователей, — от тех, кто готов отдать иногда последнюю монетку на доброе дело.
Появление значительного и все растущего числа людей, способных на подобный поступок, стало отличительной особенностью пореформенных десятилетий. Если до 1861 года лишь в восьми городах Российской империи имелись благотворительные общества, то на рубеже веков они действовали практически во всех ее уголках, включая маленькие провинциальные городки и отдаленные окраины. По статистике 1899 года, 95 % из них были образованы за истекшие с момента великой реформы неполные четыре десятилетия. Из чего-то необычного, „заморского”, бывшего принадлежностью обитателей петербургского большого света, благотворительная деятельность стала буднями огромного числа российских подданных, — членов земств и городских дум, московских промышленников и провинциальной интеллигенции. Возможности, разумеется, у всех были разными - некоторые могли на свои средства открывать училища и приюты, другие работали в благотворительных комитетах, третьи вносили посильную лепту в дни сборов на помощь нуждающимся - бездомным, голодающим, больным (к примеру, в знаменитые „Дни цветков”). Лучшие люди страны, зачастую придерживающиеся противоположных общественных взглядов, как Л. Н. Толстой и К. П. Победоносцев, считали своим долгом принимать активное участие в организации таких акций — взять хотя бы борьбу с голодом 1891-1892 годов. Члены Государственного совета и известные писатели, иерархи церквей и популярные артисты могли встречаться на заседаниях благотворительных комитетов, посвященных участи детей-сирот или пострадавших от эпидемии. В письмах, дневниках и воспоминаниях многих видных деятелей начала XX века часто упоминаются хлопоты, связанные с филантропическими мероприятиями, заседаниями и встречами, в которых они должны были принимать участие как „люди из общества”. Далеко не всегда это было искренней потребностью души; как свидетельствуют те же документы, некоторые занимались благотворительной деятельностью, чтобы лишний раз напомнить о себе, другие — под давлением общественного мнения, потому что „так принято”. Однако само по себе это свидетельствует о колоссальном сдвиге в умах, о том, что „принятым” стало думать об участи ближнего, осознавать свою ответственность за его судьбу — не только в молитве, но и в практическом действии. Это стало к 1900-м годам настолько распространенным, что даже такие люди, как язвительная М. Г. Савина или очень неохотно расстававшийся со своими материальными выгодами Ф. И. Шаляпин не могли уклониться от участия в трудах благотворительности — она превратилась в разновидность гражданского долга для всех, кто считал себя принадлежавшим к лучшей части российского общества.

Одна из наиболее ярких страниц в истории российской благотворительности — благотворительные базары. Обычно они проводились как светские праздники, на которых по очень высоким ценам продавались угощения, а также организовывались лотереи, аукционы и т.п. Выручка шла на помощь нуждающимся.
Исключительной роскошью отличались благотворительные базары высшего общества Санкт-Петербурга и Москвы. Многие знатные дворяне, богатейшие представители купечества и промышленники охотно принимали в них участие и, в результате, обеспечивали значительные сборы. Особенно прославилась умением проводить подобные мероприятия великая княгиня Мария Павловна. Однако основную массу поступающих на благие дела средств давали все же не они.
Конечно, лишь единицы из числа горожан могли позволить себе выступить в роли классических филантропов: открыть новое благотворительное заведение или именную койку в больнице или богадельне. Но в начале века очень многие хотели просто помочь бедным, больным, сиротам, бездомным детям. Возможности для этого открывались достаточно широкие. Кроме различных форм участия в благотворительных обществах — денежными взносами, подарками или личным трудом — петербуржцы могли помочь своим беднейшим согражданам, купив за пятачок или другую незначительную сумму цветок во время массового сбора средств, просто опустив монетку в кружку сборщика. Например, во время проводившегося в пользу Общества попечения о бесприютных детях „Дня розового цветка” (26 апреля 1912 г.), чистая прибыль составила 36 187 р. 10 к. плюс инвентарь на сумму 1410 р. В отчете по сбору пожертвований говорилось: „Совет не может не отметить чрезвычайно сердечное отношение, которое встретило Общество, как со стороны правительственных и частных учреждений, так и от всего населения Петербурга и его окрестностей, и не имея возможности поблагодарить каждого в частности, приносит свою глубокую благодарность, как всем добрым людям, внесшим свою посильную лепту для несчастных обездоленных крошек, — так и всем лицам, принявшим на себя труд сбора с кружками”.

При подготовке статьи использованы: «Отчет по сбору пожертвований в день праздника „Розового цветка” в пользу Общества попечения о бесприютных детях 26 апреля 1912 года» (СПб., 1912); „Правила для лиц, участвующих в кружечном сборе, устраиваемом Императорским Человеколюбивым обществом 1. 2 и 3 октября 1915 года” (Пгр., 1915); „Воззвание пред сбором в пользу бедных и больных детей” (СПб.. 1897); „Годовой отчет 3-го Городского попечительства о бедных в С.-Петербурге за 1913 год” (СПб., 1914).

Организация такого рода сборов являлась хлопотным делом, причем одной из наиболее важных задач было найти достаточное количество сборщиков, а также подсчитать собранные деньги. Перед сбором в пользу Императорского Человеколюбивого общества, проходившим 1-3 октября 1915 года, были опубликованы специальные правила, регламентирующие эту процедуру:
,,...п. 10. Сборщиками могут быть лица не моложе 17 лет и прилично одетые.
п. 11. Сборщики из воспитанников и воспитанниц старших классов средних учебных заведений могут участвовать в сборе с согласия родителей и разрешения учебного начальства и появляться в общественных местах не позже 10 часов вечера.
п. 19. Сбор денег производится исключительно посредством опускания их в кружку. За каждое вложение жертвователю выдается значок или открытка.
п. 23. Подсчет денег будет произведен ответственной артелью, под наблюдением Контрольной Комиссии Императорского Человеколюбивого общества, в присутствии представителей Организационного и Исполнительного Комитетов и районных председателей”.
Регулярно проходили целевые сборы средств в церквах. Как говорилось в воззвании перед сбором в пользу Московско-Нарвского отдела

Продажа [кустарных крестьянских] изделий на благотворительном базаре в Дворянском собрании. Фотограф Булла. 27декабря 1903г.

Общества попечения о бедных и больных детях, «чтобы усилить средства и тем получить возможность христиански благотворить большему количеству бедных детей, Отдел обращается к доброму сердцу всех братьев и сестер и при сборе в церквах взыскивает о помощи. Высоко- преосвященнейший Владыка Митрополит Палладий, видя высокую благотворительную цель Общества, всегда милостиво разрешает сборы в церквах района деятельности Отделов. И где, как ни здесь, в храмах Божиих делать сборы на благотворение. И эти сборы так уместны теперь, во время поста и нашего гове- ния. Наша душа, с радостью очищающаяся от грехов и соединяющаяся в таинстве св. Причащения с Самим Христом, должна пылать потребностью выразить свое очищение в том или другом добром деле и чрез то поистине принять в свою душу Христа. А Господь говорил: „Кто примет одно такое дитя во имя Мое, тот Меня принимает” (Мф. XVIII, 5)».
Желающие могли и просто пожертвовать вещи или же труд какому-либо благотворительному учреждению. Например, при открытии приюта 3-го городского попечительства о бедных поступили пожертвования „от следующих лиц и учреждений:

  1.  Из Комитета Ее Величества Государыни Императрицы Александры Федоровны разная одежда — 24 вещи.
  2.  От Богдановой В. А.: 2 Св. иконы, 2 лампы, клеенка на стол, 2 дюжины тарелок, 7 стаканов, 10 кружек, 10 блюдец, дюжина ножей и вилок, 2 миски, 2 плевательницы, 2 шапки, наволочка, 3 термометра, чернильница, штемпель и краски для белья, жидкость для насекомых, провизии на 3 р. 50 к. Всего на 54 р. 95 к.
  3.  От Бакиновой А. Ф. и Бажо Е. Ф. пуховая перина и подушка, 19 декабря на обед 2 р. 50 к. Всего на 62 р. 50 к.
  4. От Брусова Я. Л.: две двери (парадная лестница и в канцелярию). Всего на 10 р. 00 к...

Всего было пожертвовано на 448 р. 56 к. ”
Так, „всем миром”, обеспечивались необходимыми вещами благотворительные детские приюты, богадельни, мастерские, дома трудолюбия и т. п.

Из воспоминаний генерала Л. А. Мосолова „При дворе последнего императора" (СПб., 1992):
. ..Великая княгиня (Мария Павловна) знала свое „ремесло” в совершенстве. Двор ее первенствовал в Петербурге. Ее Рождественские базары в залах Дворянского собрания затмевали все другие благотворительные затеи. Ей удавалось собирать значительные суммы, привлекая на свои приемы лиц богатых, которые по своему рождению и положению в обществе не имели бы доступа в высшие его слои и охотно открывали свои кошельки, чтобы отблагодарить Марию Павловну за гостеприимство...

Особое внимание российского общества было обращено на борьбу с туберкулезом. В 1910 году была образована Всероссийская лига для борьбы с туберкулезом. Годовщину ее основания было решено ознаменовать устройством народного „туберкулезного дня". Проводили его очень широко, по всей стране, в Петербурге он получил название , Дня белого цветка" и был устроен 20 апреля 1911 года. Как отмечалось в книге А. А. Владимирова «Первый „туберкулезный день" в России 191 1 года» (СПб., 1912): «значительную роль в успехе празднования „Дня" сыграла общая пресса...», публиковавшая посвященные празднику статьи до и после его проведения. Празднование „Дня" начиналось с шествия по главным улицам, обставлено было с большей или меньшей пышностью... Днем и вечером устраивались гуляния... Валовый доход от первого „Туберкулезного дня" в России достиг свыше полумиллиона рублей. Что касается назначения собранных денег, то, за редкими исключениями, проводился принцип, что они должны оставаться на месте сбора и предназначаться в большей своей части для помощи местным туберкулезным больным...»

Из «Отчета по организации праздника „Белого цветка” 20 апреля 1911 года» (СПб.. 1911):
Цветы были выписаны из Швеции (г. Гетеборга, от фирмы Н. Brusewitz) в количестве 400 000 цветков (стоимостью — с доставкой в С.-Петербург — 1 564 руб. 64 коп.); из этих цветов 100 800 шт. были отправлены по собственной цене в провинцию (Кронштадт, Ревель, Киев, Одессу, Уральск), а остальные 299 200 пошли на продажу в С.-Петербурге и его окрестностях по назначенной Комитетом цене 5 коп. за цветок...
Продажа цветов производилась как на улицах, площадях С.-Петербурга, в учреждениях — казенных и частных, фабриках, учебных заведениях, театрах и пр., так и в городах Царском Селе, Гатчине, Павловске, Петергофе, Луге, Ораниенбауме и Сестрорецке. Каждое лицо, участвовавшее в продаже, снабжалось особым значком и именной номерной карточкой с печатью Общества... Цветы накалывались на особые щиты, стоимость которых была отчасти покрыта прокатной платой, взымавшейся с продавщиц, в размере 20 коп. за щит.
Сбор денег производился либо в кружки, снабженные соответственными карточкам номерами, либо в тарелки (предусмотренные для сбора в закрытых заведениях). Кружки сдавались до 23 апреля включительно под расписку в запечатанном виде в центральное бюро.



Комиссией по устройству увеселений было постановлено пригласить в дворцовые и городские сады военные оркестры, на что и были получены соответствующие разрешения. Вследствие дурной погоды лишь в Александровском саду играл оркестр Гвардейского экипажа...
Из книги А. А. Владимирова «Первый „туберкулезный день” в России 1911 года» (СПб.. 1912):
Устроителем „Дня" являлось С.-Петербургское общество борьбы с бугорчаткой...
В Петербурге в период с 19 апреля по 1 мая были прочитаны лекции в 40 учебных заведениях, число слушателей было от 17 до 500 человек. Устраивались и публичные лекции... Лекторами, кроме врачей, выступали лица из учебного персонала. Большое участие в этом деле принимало Общество народных университетов. Просветительные „летучие" листки Санкт-Петербургского общества борьбы с бугорчаткой были розданы в количестве 30 000. Кроме того, специальные листки, предназначенные для учащихся средних и высших школ... Плакаты о предстоящем празднике были расклеены по всему городу.

 

Из «Отчета по организации праздника „Белого цветка” 20 апреля 1911 года» (СПб.. 1911):
...Всего сбора поступило 58 514 руб. 95 коп., расходы составили 4763 руб. 79 коп.
Сдано в Правление Общества борьбы с бугорчаткой: 53 751 руб. 16 коп.
Комиссия по составлению проекта о распределении сумм, собранных в день 20 апреля 1911 года, постановила предложить правлению Санкт-Петербургского общества борьбы с бугорчаткой нижеследующий проект, принятый на общем собрании Общества 15 мая 1911 года:

  1.  10% чистой прибыли (53 751 руб. 16 коп.) отчислить согласно Уставу Общества в запасной капитал — 5375 руб. 12 коп.
  2.  на постройку постоянной детской санатории (на пожертвованной семьей Вебер территории в Териоках), оборудование ее содержание в течение одного года 40 детей — 24 000 руб.
  3.  на переустройство домашней санатории для детей на Крестовском острове, такую же для взрослых — 10 000 руб.
  4.  на учреждение института специальных сестер по борьбе с бугорчаткой — 3000 руб.
  5.  на улучшение и расширение амбулатории для лечения туберкулезных больных устройства справочного бюро и просветительные цели — 6000 руб.
  6.  на дело попечения о больных на дому в виде раздачи лекарств, улучшения пищи и жилищных условий и на всякого рода вспомоществование неимущим туберкулезным больным — 4000 руб.
  7.  относится на прибыль „туберкулезного дня" — 1 376 руб. 04 коп.

Из «Отчета по сбору пожертвований в день праздника „Розового цветка” в пользу Общества попечения о бесприютных детях 26 апреля 1912 года» (СПб.
1912):
26 апреля сего года Обществом попечения о бесприютных детях была устроена продажа „Розового цветка". Совет Общества решил использовать возможность собрать хотя бы небольшие средства для расширения своих учреждений, что являлось крайне необходимым вследствие переполнения приютов... Заказано было 4000 кружек по 22 коп. штука,
300 000 цветов по 4 руб.
40 коп. тысяча и 360 000 жетонов по 5 руб. за тысячу, всего на сумму со скидкой 3840 руб. Однако, уже накануне сбора выяснилось, что цветов было заказано недостаточно и понадобилось опустошить ... мастерские искусственных цветов в Петербурге и покупать также и живые цветы.
...На призыв Общества отозвалось свыше 2300 человек, которые приняли на себя труд продажи благотворительного цветка.
Подсчет денег производился бесплатно Ярославской артелью под ... наблюдением членов Центрального Комитета, членов Ревизионной Комиссии и в присутствии некоторых чиновников, приглашенных Советом от учреждений, субсидирующих Общество.
Из 4000 кружек было выдано 2460. Сбор от продажи цветка и жетона составил сумму 42 372 руб. 16 коп... В среднем на одну кружку приходится 17 руб.
Деньги эти временно помещены на текущий счет в Сибирский Торговый Банк. Крупных пожертвований было немного. Кроме того, в кружках были найдены фальшивые монеты на сумму 142 руб. 20 коп., которые были препровождены в Государственный Банк под расписку, и Банк из этой суммы вернул 24 руб. 49 коп., несколько исполнительных листов на сумму 154 руб. 45 коп., по которым вряд ли что можно будет получить, иностранные монеты и купоны, за которые банк выдал 15 руб. 33 коп. Расход по организации сбора выразился в сумме 6185 руб. 06 коп. Таким образом, чистая прибыль равняется 36 187 руб. 10 коп. плюс инвентарь на сумму 1410 руб. Согласно постановлению Совета Общества... собранные деньги решено употребить на надстройку трех этажей на имеющийся во дворе Ждановского приюта флигель, что даст возможность Обществу приютить еще от 6070 детей. Кирпич и все необходимые материалы уже закуплены, и в конце мая будет приступлено к работе.

Сведения приводятся по журналу „Общественная и частная благотворительность в России” (ежемесячный листок, апрель 1912 г.)
В среду Вербной недели, 14 марта, Обществом Попечения о бедных и больных детях („Синий крест") был устроен „День синего цветка"... Сбор был устроен в целях поддержания денежных средств Общества. ...Было заказано 1 000 000 цветков. Старания заказать их в России не привели к желаемым результатам, так как цена была назначена 8 рублей и 14 рублей за тысячу, между тем оказалось возможным выписать из Парижа цветки по 8 франков за тысячу и притом значительно изящнее исполненные. Сбор производился исключительно в опечатанные кружки и так как имеющийся запас их в учреждениях Общества был недостаточен, то были заказаны еще 2400 штук, по очень сходной цене — 65 коп. Дамы-продавщицы были снабжены особыми именными карточками и имели на левой руке белую перевязь с синим крестом.
Для подсчета денег предложили бесплатно свои услуги члены Владимирской и Полу- ярославской биржевых артелей, а наблюдение за подсчетом и контроль любезно приняли на себя чины Контроля, командированные г. Государственным Контролером по просьбе Председателя Общества В. И. Тимирязева.
Кружек с деньгами было 2530; собрано всего, согласно акту, составленному чинами Контроля — 65 211 рублей 08 копеек.
Главный расход выразился в следующем: цветки (с пошлиной и прочими расходами) — 2682 рубля; кружки и жетоны — 1822 рубля, объявления в газетах, анонсы на плакатах — 303 рубля, наем переписчика, разъезды, посыльные, 2 молебна, мешки, прокат столов и стульев, вознаграждение городовым, прислуге, швейцару и пр. — 336 рублей 57 копеек. Таким образом, чистое поступление выразилось в сумме 60 057 рублей 51 копейка. Эти деньги распределены между Комитетом и всеми учреждениями.

Сведения из ежемесячного листка „Общественная и частная благотворительность в России” (июнь- июль 1912 г., - 5 и 6):
Состоящее под августейшим покровительством великой княгини Ольги Александровны Общество защиты детей от жестокого обращения в 1911 году закончило восьмой год своего существования. Средства общества превышают 427 000 руб. и заключаются частью в наличных деньгах и процентных бумагах (около 370 000 руб.), частью — в недвижимости (дворовое место в С.-Петербурге, с постройками, и дачный участок при ст. Новая Кирка). Число детей, призревавшихся в убежищах общества, к 1 января 1912 года равнялось 93. Состав призреваемых пополняется детьми с зачатками хронических болезней, как наследственного происхождения, так и являющихся следствием сырых помещений, частых и продолжительных голодовок, побоев, истязаний. Большинство поступающих страдают брюшными, глазными, носовыми и кожными заболеваниями и нуждаются в постоянной врачебной помощи, а истощение, малокровие и следы рахита наблюдаются почти у всех.
Занятия детей состоят в совместной работе в учебном классе, а также, по группам, в мастерских: сапожной, переплетной, столярной и швейной, и в ремесленном классе.
Дети старшего возраста обоего пола приучаются к физическому труду и своими работами обслуживают убежища. Кроме указанного числа, на попечении особой комиссии общества состояло 226 детей обоего пола вне убежищ, размещенных частью на свободных вакансиях других благотворительных заведений, частью же — в целях обеспечения в будущем — в различных профессиональных школах и ремесленных мастерских.
На расходы по содержанию общества в 191 1 году затрачено свыше 34 000 руб., в том числе на убежища — 19 406 руб., на призрение детей вне убежища — 10 864 рублей.

Императорским Человеколюбивым обществом было создано в 1880 году Попечительство для сбора пожертвований на воспитание и устройство бедных детей в мастерство под покровительством Императрицы Александры Федоровны.

Попечительство Императорского Человеколюбивого общества для сбора пожертвований на ремесленное образование бедных детей
Объявление в газете „Биржевые ведомости” от 27 сентября (10 октября) 1912 года:
Состоящее под ... покровительством государыни императрицы Александры Федоровны Попечительство для сбора пожертвований на ремесленное образование бедных детей Императорского Человеколюбивого общества просит всех жертвовать

Здесь принимались самые разнообразные пожертвования. Дети старше 12 лет и „окончившие первоначальное обучение в приютах или школах" устраивались с помощью Попечительства в частные ремесленные мастерские, при этом их снабжали одеждой, бельем, обувью, следили за состоянием их здоровья. По окончании учения выдавались деньги „на первоначальное обзаведение одеждою, инструментами и т. п." Кроме того, Попечительство вносило плату за малолетних детей в приюты и школы других ведомств, а также оказывало „пособие бедным семействам на прокормление и воспитание малолетних детей". При Попечительстве также существовал приют на 30 человек.

Объявление в газете „Биржевые ведомости” от 21 ноября (4 декабря) 1912 года:

Ведомство учреждений Императрицы Марии, Комитет для сбора пожертвований в пользу заведений С.-Петербургского Советадетских приютов (Пески, 5-я Рождественская, 42...) принимает с глубокой благодарностью денежные и вещевые пожертвования: платье, обувь, белье, тряпки, бумагу, металлы, коробки, стекло, окурки, разное старье и хлам. Не следует стесняться ни количеством, ни качеством жертвуемого. Все идет в продажу и дает средства на воспитание бедных детей. Выдаются ... ящики для собирания жертвуемого, за коим присылается артельщик...  

Рекомендуем здесь магнит поисковый двухсторонний со скидкой.

Современная благотворительность

История благотворительности

Форма входа

Делу гуманности гораздо лучше служат те бизнесмены, которым нравится их занятие, чем те, кто трудится лишь для того, чтоб основать больницу.
Алфред Уайтхед